Насилие в женской тюрьме — условия содержания женщин

Коблы и малолетки

КСЕНИЯ ЛЕОНОВА приподнимает завесу над одним из главных табу в правозащитной сфере ‒ насилием в женских тюрьмах

© Руслан Кривобок / РИА Новости / OpenSpace.ru

​Что все бабы суки, я впервые осознала в позапрошлый четверг, в 11 утра, в «Шоколаднице» благодаря шоколаднице ‒ так на зонах зовут осужденных по 159-й («мошенничество») и 158-й («кража») статьям Уголовного кодекса. Так называли отсидевшую четыре года Александру Белоус, бывшую совладелицу турфирмы.

Мы встретились, потому что в начале октября мне пришло письмо от женщины, которая спала с надзирателем, чтобы тот разрешил ей кормить новорожденного ребенка. Имя и колонию, где все это происходило, эта женщина назвать не захотела, так что я была готова забыть про письмо. Но буквально через неделю на YouTube появился ролик, в котором замначальника Амурской женской колонии избивал заключенных. При этом «Яндекс» на запрос «насилие в женских тюрьмах» упорно выдавал четыре страницы ссылок на одну из серий «Эммануэль» и на отчет о насилии в американских тюрьмах, как будто в российских ничего не происходит. Тема насилия оказалась табуированной не только в среде виртуальной, но и в реальной. Главные работающие в этой области правозащитники — заместитель директора Центра содействия реформе уголовного правосудия Людмила Альперн, руководитель проекта

Международной организации по реформе тюрем Алла Покрас и глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы по правам заключенных Валерий Борщев — хором сказали мне, что о случаях насилия над женщинами-заключенными им ничего не известно. С Людмилой Альперн мы проговорили 38 минут, и из всего разговора мне особенно запомнилось слово «байки». Так что я решила найти женщин, которые под своими именами были бы готовы рассказать о случаях насилия в тюрьмах. Пока искала, обнаружила, что женщины без мужчин не умеют толком выстраивать друг с другом отношения.

«Я проснулась ночью от какого-то шебуршания в камере. Отреагировала не на звук, потому что с детства сплю в берушах, а на движение. Слезла с койки и поняла, что вся камера — шесть человек — столпилась вокруг одной из девочек. Они насиловали ее шваброй. Потом я узнала, что эта история повторялась несколько месяцев практически каждую ночь. Они насиловали ее, потом избивали и загоняли под шконку. Ну я что, я пошла к надзирателям. Те вызвали девочку на допрос, где она сказала, что получила свои многочисленные синяки, упав с кровати, ‒ рассказывает Александра Белоус историю 2008 года, произошедшую в самой образцовой тюрьме страны — московском женском СИЗО №6. — Я даже не могла пожаловаться в прокуратуру, жалобу бы просто не выпустили». ‒ «А позвонить друзьям на волю ты не могла?» ‒ «Окстись, откуда?» Дальше выяснилось, что в женских тюрьмах нет мобильников, что удивительно, поскольку в мужских СИЗО и колониях телефоны, пусть и запрещенные, есть во всех камерах и бараках. (Возможно, именно с этим отчасти связан тот факт, что правозащитники так мало знают о случаях насилия над женщинами. Другая причина, возможно, кроется в том, что эти случаи трудно доказуемы, стало быть, не приведут к конкретным санкциям. Зато попытка устроить скандал может привести к конфликту с ФСИН и, значит, к потере возможности ходить в колонии и помогать тем, кого можно спасти.) Почему нет мобильников? Потому что женщины постоянно друг на друга стучат, считает Александра: «У нас в дни приема оперативников по вторникам и четвергам полкамеры в очередь выстраивалось».

Представить себе такую ситуацию в системе жесткой мужской тюремной иерархии практически невозможно. Там есть целых три определения для тех, кто сотрудничает с администрацией: «козлы» — работники хозотрядов, «суки» — те, кто стучит, и «блядины» — те, кто сдал своих подельников операм и, скорее всего, будет сурово наказан сокамерниками. И хотя так называемые черные воровские зоны ушли в прошлое вместе с «лихими девяностыми», жизнь по понятиям в какой-то мере сохранилась. Например, во всех зонах и СИЗО, помимо начальника тюрьмы, есть так называемые положенцы, которых назначают представители криминального мира (нередко с согласия администрации), в каждой камере есть смотрящий — в большинстве случаев также представитель криминального мира. Низшей кастой в мужских тюрьмах («опущенными») считаются гомосексуалисты и педофилы; в большинстве СИЗО для них есть отдельные камеры. Живут камеры на так называемый «общак», на который скидываются все сидящие. Считается правильным отдать на общак часть от передачки. Высшей мерой наказания в бытовой драке между сокамерниками считается удар миской по лицу.

В женских тюрьмах все оказалось иначе. В камерах СИЗО всем заправляют старшие — заключенные, назначенные администрацией. На зонах наибольшее влияние имеют активные лесбиянки, их называют «коблами». «Опущенными» во взрослых камерах считаются детоубийцы, на малолетке — девочки, занимавшиеся прежде оральным или анальным сексом, если об этом становится известно. Для опущенных нет отдельных камер; как правило, их сажают к осужденным за экономические правонарушения и распространение наркотиков. Считается, что в отличие от совершивших более тяжкие преступления эта категория заключенных более уравновешенная. Но даже здесь такая ситуация может спровоцировать насилие. Драки вспыхивают очень часто и, как правило, по мелочам, причем они бывают куда более жестокими, чем у мужчин, — с применением ногтей, зубов и прочих атрибутов женской красоты. Общака нет. Передачи у женщин случаются реже еще и потому, что их браки чаще распадаются, чем у мужчин; точной статистики нет, но об этом говорят все бывшие заключенные. По мнению исполнительного директора организации «За права человека» Льва Пономарева, в мужских тюрьмах насилие обычно исходит от надзирателей. В женских же тюрьмах, судя по описанным ниже историям, насилие чаще идет от сокамерниц ‒ с молчаливого согласия администрации тюрем. Веский, согласитесь, аргумент в пользу антифеминисток.

Пономарев не смог вспомнить ни одного обращения женщин в связи с насилием. Но в отличие от коллег-правозащитников хотя бы признал возможность существования такой проблемы. «Возможно, информации из мужских тюрем просачивается больше, потому что там лучше организовано сообщество и, соответственно, сопротивление системе, ‒ считает Пономарев. ‒ Женщины, видимо, так сильно увлекаются выяснением отношений между собой, что оказываются совершенно несплоченными перед общей бедой. Но это уже психология».

«Матросская тишина». 1974 год. Из окон мужского корпуса видна часть окна корпуса женского. Там в камере выбирают заключенную, раздвигают ей ноги и поднимают на руках так, чтобы было видно столпившимся у окон напротив мужчинам-заключенным. Спустя несколько минут по протянутой между окнами веревке из мужского корпуса в женский передают пакетики со спермой. Беременных тогда выпускали по амнистии, так что женщины стремились забеременеть любыми путями.

Эту историю декану факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета Михаилу Кондратьеву пересказывали несколько заключенных во время его многочисленных исследований взаимоотношений в группах. «Насилие в тюрьмах было всегда, это раз и навсегда доказал Стэнфордский эксперимент, это подтверждают мои собственные исследования: в тюрьмах всегда есть касты чушек и опущенных — тех, кто будет подвергаться насилию», ‒ говорит Кондратьев.

Читать еще:  Обучение в сша: этапы, стоимость и условия поступления

Исследований, в которых бы сравнивалось поведение мужчин и женщин за решеткой, проводилось крайне мало. «Известно, что женщины звереют больше, чем мужчины», ‒ уверен заведующий отделом медицинской психологии Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук Сергей Ениколопов. Он приводит данные американского исследования, по которым получается, что 6 процентов женщин агрессивнее самых агрессивных мужчин. «Пять лет назад я проводил исследование учеников лучшей школы одного небольшого города и с удивлением обнаружил, что конфликты девочек более затяжные, они дрались жестче и были менее управляемы, ‒ вспоминает Ениколопов. — Помню, я выступаю с докладом о результатах исследований на каком-то официальном собрании, рядом мэр города, директор школы, аккуратно привожу наши данные по агрессии, чтобы никого не обидеть. И вдруг встает директор этой школы и так радостно говорит: наконец-то мы можем говорить об этом вслух, ведь девочки, и по нашим наблюдениям, чаще дерутся, чем мальчики!»

Что касается тюрем, то надо понимать, что у женщин нет механизмов выстраивания социальных отношений в отличие от мужчин, считает Ениколопов. Ведь те сызмальства знают, что такое армия. А женская эмансипация, полностью вовлекшая их в социальную жизнь, произошла минимум после революции 1917 года. За эти сто лет они просто не научились еще распределять роли.

«Представьте себе, кто в условном женском коллективе самый главный? Если взять школы, то, как правило, это девочки, пользующиеся наибольшей популярностью у мальчиков. А теперь уберите мальчиков, и все ориентиры окончательно сотрутся, ‒ говорит

психотерапевт, сотрудник Института системного консультирования Екатерина Игнатова. — В такой ситуации, конечно, появляются женщины, которые играют роли мужчин и при этом, понятно, занимают важные места в иерархии. Но полностью скопировать поведение мужчины для женщины крайне трудно, они не чувствуют грани этого образа. Так что женщины преувеличивают и агрессию, и жестокость, и конкуренцию. А если помножить все это на то, что у большинства женщин нет запрета на выражение чувств, в замкнутом женском коллективе мы увидим массу конфликтов по мелочам».

Несмотря на табу, четыре бывшие заключенные согласились рассказать о случаях насилия, которое происходило с ними или на их глазах. Две рассказчицы принадлежат к так называемым «опущенным», очень боятся вернуться в тюрьму снова и согласились рассказать свои истории под диктофон только бывшей заключенной Светлане Тарасовой. Эти истории мы публикуем в форме диалога.

Насилие в женской тюрьме — условия содержания женщин

Преступления совершаются не только мужчинами, но и женщинами. Ежегодно число преступниц увеличивается, поэтому увеличивается и число заключенных в женских тюрьмах. Предлагаем взглянуть на то, в каких условиях отбывают свои сроки осужденные женщины.

В аризонской тюрьме Estrella на ноги заключенных все еще надевают цепи.

Здесь используется система перевоспитания Chain Gang, которой не пользуется ни одна другая тюрьма в США,

Различные работы женщины выполняют вместе, скованные друг с другом цепью.

В течение 8 часов они работают на жаре.

Далее они отправляются в палаточный городок на ежедневную воспитательную лекцию.

Заключенные делают друг другу элементарные косметические процедуры.

В тюрьму здесь можно попасть за супружескую измену, замужество без благословения родителей, побег из дома или отказ выходить замуж.

Стирка, готовка или уборка — вот то, чем занимаются женщины в тюрьмах этой страны.


В тюрьмах вместе с женщинами живут и их дети.

Эту женщину вместе с маленьким ребенком отправили в тюрьму после того, как она попыталась сбежать от мужа.

На фото арестантки колонии УГ-157/11 города Атырау.

Проверки на плацу проводятся дважды в день. Платок — часть формы заключенных.

В данной колонии условия содержания напоминают обычное общежитие.

Почти половина всех женщин здесь имеет задолженность перед государством (иски, госпошлины, судебные издержки). Отработать их можно на организованных в колонии рабочих местах.

На досуге осужденные играют в «Поле чудес».

Это один из экспериментов в одной из тюрем Румынии. Женщины на день получили фотоаппараты и фотографировали на них все, что считали нужным. Это помогло составить полную картину условий их содержания.





Ежегодно в крупнейшей женской тюрьме Good Shepherd в Боготе проводят конкурс красоты, посвященный празднику покровительницы заключенных Святой Деве. В рамках конкурса проводится традиционный маскарад, его транслируют по телевидению и он пользуется огромным успехом среди зрителей.




В 35 женских колониях нашей страны около 60 000 женщин, что составляет более 5% от числа всех заключенных в стране.

Иногда в камерах содержатся по 40 — 60 человек, что приводит к частым бытовым конфликтам. Однако все разрешается мирно, драки здесь редкое явление.

В основном осужденные женщины трудятся на швейном производстве.


Здесь также проводятся свои конкурсы красоты.





К сожалению, средний возраст заключенных в наших тюрьмах постоянно снижается. Четверть девушек не достигли 26-летнего возраста. За тяжкие преступления осуждено 52% женщин, а 31% осужден за особо тяжкие преступления.

voennpravo.ru

Насилие в женских тюрьмах


Автобиографические заметки женщин-узниц британских тюрем, собранные Пэт Карлен, описывают многочисленные сцены насилия, которые считаются характерной чертой жизни в женских тюрьмах. Джоси О’Двайе, заключенная тюрьмы Холлоуэй в Лондоне, описала, как «банда диких» из женщин-охранниц занимается карательными акциями против заключенных: Одна из охранниц врывается и бьет в грудь, так как хочет, чтобы ее ударили, и этого достаточно, чтобы начать избиение. Они набрасывают на шею «ожерелье», наручники, иногда даже трое наручников.

На шее появляются кровоподтеки, как темно-красный воротничок. Ты начинаешь терять сознание и думаешь, что все — умираешь.

Условия содержания и случаи насилия в женской тюрьме в 2020 году

› Недавно разговаривала со своей подругой, у которой есть соседка, недавно вернувшаяся из женской колонии. Она говорила, как сложно найти работу человеку, который вышел из таких исправительных мест.

Моя подруга с ней разговорилась и узнала о том, как нелегко живется женщинам в исправительных колониях.С одной стороны, они должны исправлять мировоззрение оступившихся людей и направлять их в правильное русло.

Но на самом деле за несколько лет происходит только еще большее отдаление от социального общества, потому что обращение с заключенными там отвратительное.

Меня крайне заинтересовала эта тема, и я решила получить больше информации об этом.

Поэтому давайте сегодня обсудим тему содержания заключенных в женских колониях. Никто не может быть точно уверен, что он никогда не окажется в тюрьме.

От этого не застрахованы и женщины.

«Коблы»: «мужчины» в женских зонах СССР

В женских тюрьмах и лагерях быт и человеческие взаимоотношения совершенно иные, нежели в мужских исправительных учреждениях.

Активные лагерные лесбиянки всегда берут себе мужские имена, коротко стригутся, стараются говорить басом.

Они даже внешне становятся похожими на мужчин: у них меняется походка, черты лица грубеют. Кобёл берёт на себя роль

Женские тюрьмы

Женщина – это, конечно, представительница прекрасного пола, мать детей, хранительница уюта и домашнего очага. Но не всегда. Любая женщина также, как и мужчина, может совершить уголовное преступление.

В нашей стране большим объемом информации мы владеем о мужских тюрьмах, где управляют воры в законе, и все живут по понятиям. Подробности женской отсидке в стране не афишируются, считаются чем-то постыдным и не подходящим для обсуждения. Однако, женские тюрьмы имеют свои особенности, отличные от обихода мужской зоны.

Читать еще:  Новое пособие на первого ребенка в семье в 2019 году (10.5 т.р)

Там нет понятий, жесткой иерархии в женской тюрьме, не имеет значения срок отсидки и опыт этапирования. Пусть данная статья послужит для читателей пособием об особенностях женской зоны и руководством к тому, как вести себя в женской тюрьме.

В России существует 35 тюрем, в которых содержатся представительницы прекрасного пола.

Секс на зоне: реальные подробности происходящего в местах не столь отдаленных

Из окон мужского корпуса видна часть окна корпуса женского. Там в камере выбирают заключенную, раздвигают ей ноги и поднимают на руках так, чтобы было видно столпившимся у окон напротив мужчинам-заключенным.

Спустя несколько минут по протянутой между окнами веревке из мужского корпуса в женский передают пакетики со спермой. Беременных тогда выпускали по амнистии, так что женщины стремились забеременеть любыми путями.

Лесбийской любовью охвачено больше половины сидящих женщин. Согласно исследованиям психологов Московского научно-исследовательского центра психического здоровья, проводимым в учреждениях российской тюремной системы, женщина в тюрьме по причине отсутствия необходимых тактильных контактов с близкими и эмоциональных связей «ломается» еще гораздо быстрее, чем мужчина.

Психика у женщин не выдерживает уже после 2-х лет принудительного отрыва от дома, родных, семьи, у мужчины же это происходит после 3-5-ти лет.

Насилие в женских тюрьмах

Автобиографические заметки женщин-узниц британских тюрем, собранные Пэт Карлен, описывают многочисленные сцены насилия, которые считаются характерной чертой жизни в женских тюрьмах.

Джоси О’Двайе, заключенная тюрьмы Холлоуэй в Лондоне, описала, как “банда диких” из женщин-охранниц занимается карательными акциями против заключенных. Одна из охранниц врывается и бьет в грудь, так как хочет, чтобы ее ударили, и этого достаточно, чтобы начать избиение. Они набрасывают на шею “ожерелье”, наручники, иногда даже трое наручников.

На шее появляются кровоподтеки, как темно-красный воротничок.

Житомирская областная общественно-деловая газета «ЭХО»

Женская тюрьма особенная и ни на что не похожа. Такие места не идут ни в какое сравнение с мужскими тюрьмами.

Закрытый женский коллектив рождает абсолютно особые взаимоотношения, аналогов которым нет нигде. И хотя представительницам слабого пола вообще не место в подобных заведениях, тем не менее они туда попадают. Отсидев срок, одни женщины выходят на волю, обозленные на весь мир, другие просто ломаются, не в силах оправиться от испытанных потрясений.

Что такое женская тюрьма? Почему ее считают более жутким местом, нежели мужская?

Об этом нашей газете рассказала бывшая заключенная, которая провела за решеткой пять бесконечно долгих лет…Когда один из милиционеров сказал: «Все, девочка, ты попала!», Нина лишь непонимающе уставилась на него…Нине 29 лет. Семь лет назад она попала в одну из женских колоний Украины. О причинах женщина поначалу не хотела говорить.

elhombresombro

Если вы думаете, что всевозможные Пистоны и Мойдодыры — это исключительно национальный колорит российских зон — то вы ошибаетесь. В некоторых странах тюремный гомосексуализм является прямо-таки настоящей традицией. Конечно, далеко не все рады её соблюдать — но выбирать не приходится.

Есть у меня один знакомый – назовём его Н.

– которому в начале нулевых «повезло» посидеть в американской тюрьме. Его подставили партнёры по бизнесу, и человек заехал за решётку на несколько лет.

Лишних подробностей о той истории (в каком году, за что конкретно попал, кто по жизни и т. д.) сообщать не стану, поскольку человек это в определённых кругах достаточно известный. В общем-то речь, по большому счёту, и не о нём.

Кошмар изнасилований в тюрьмах США

Количество заключенных в тюрьмах США огромно и превосходит все мыслимые пределы.

В местах лишения свободы «самой свободной страны мира» находятся около двух миллионов человек. При этом в Китае, имеющем население, впятеро превосходящее США, в заключении находятся полтора миллиона осужденных.

По показателю количество осужденных на 100 000 населения Соединенные Штаты (738/100 000) прочно заняли первое место в мире. Многие из них в местах заключения подвергаются и сексуальному насилию. Правозащитники и ученые бьют тревогу.

Первых больше интересуют абстрактные понятия, в то время как вторых — вполне реальные факты.

Насилие в женской тюрьме — условия содержания женщин

Библиографическая ссылка на статью:
Нарышкина Н.И. Секс и насилие в средневековых тюрьмах // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/02/21756 (дата обращения: 26.03.2019).

Факт изоляции любого человека от общества означает, что его общий (конституционный) правовой статус человека и гражданина претерпевает изменения, трансформируясь в специальный правовой статус подозреваемого, обвиняемого в совершении преступлений или осужденного к лишению свободы. Многие естественные права, гарантированные конституциями жителям того или иного государства, ограничиваются на основании судебного решения, вступившего в законную силу. В частности, человек, помещенный в места лишения свободы или содержания под стражей, существенным образом ущемляется в реализации права на неприкосновенность частной жизни и права на личную неприкосновенность.

Так, для осужденного к лишению свободы возможность удовлетворения сексуальных потребностей и желаний на законном основании сводится к встречам с половым партнером в процессе проведения длительных свиданий, в период выезда за пределы исправительного учреждения или в случае разрешения совместного проживания с семьей за территорией исправительного учреждения. Но указанные права и льготы предоставляются далеко не всем категориям осужденных и не во всех видах пенитенциарных учреждений. Например, в России осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, к пожизненному лишению свободы, которым смертная казнь заменена лишением свободы, больные инфекционными заболеваниями, не могут покидать места лишения свободы (ст. 97 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее – УИК РФ) [1]; длительные свидания отсутствуют в строгих условиях исправительных колоний особого режима (ст. 125 УИК РФ), на строгом тюремном режиме (ст. 131 УИК РФ), в строгих условиях воспитательных колоний (ст. 133 УИК РФ). Возможность проживания с семьей предоставляется только в облегченных условиях исправительных колоний общего режима (ст. 121 УИК РФ) и в колониях-поселениях (ст. 129 УИК РФ). Лица, содержащиеся под стражей в следственных изоляторах и помещениях, функционирующих в режиме следственного изолятора, в порядке меры процессуального пресечения, вообще лишены указанных возможностей.

Изложенное выше означает, что все остальные сексуальные отношения осужденных к лишению свободы содержат признаки состава правонарушения, что влечет наступление ответственности. В частности, мужеложство или лесбиянство, то есть вступление в половые сношения лиц одного пола, в случае обоюдного согласия рассматривается как злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания (ст. 116 УИК РФ), что влечет дисциплинарную ответственность в пределах, предусмотренных ст. 115 УИК РФ, а также изменение условий отбывания наказания (ст. 120, 122, 124, 127, 130, 132 УИК РФ) или вида исправительного учреждения (ст. 78 УИК РФ) в сторону их ухудшения. Статистические данные ФСИН России свидетельствуют, что в 2016 году в исправительных колониях общего режима было выявлено 4 факта мужеложства и лесбиянства [2]. В случае применения насилия или угрозы его применения вышеуказанные действия уже могут квалифицироваться как насильственные действия сексуального характера, что влечет уголовную ответственность по ст. 132 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) [3]. Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или угрозы его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, является уголовно-наказуемым деянием и карается по ст. 131 УК РФ. Также уголовная ответственность возникает за понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ), половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134 УК РФ) и развратные действия (ст. 135 УК РФ). Если же работник исправительного учреждения, следственного изолятора вступил в половые сношения с подозреваемым, обвиняемым или осужденным по добровольному согласию, то это действие, с большой долей вероятности, влечет увольнение должностного лица из уголовно-исполнительной системы, если не будет содержать признаков состава преступления, предусмотренного, например, ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).

Читать еще:  Пенсия по инвалидности 2 группа в 2019 году, размер

Следует отметить, что на различных исторических этапах развития Российского государства и европейских стран в практике деятельности тюрем отмечались случаи сексуальных контактов различного рода, в том числе с применением насилия, а законодатель уделял внимание регулированию интимных отношений в условиях изоляции от общества, в том числе путем установления ответственности за половые сношения.

Все сексуальные контакты, происходившие в средневековых европейских и русских тюрьмах, можно условно разделить на несколько групп:

А) по видам половых актов:

Б) по характеру вовлеченности партнеров в половой акт:

– с применением насилия (психологического, физического) или с угрозой его применения.

Так, в тюрьме Болоньи в 1363 г. работник Лачетто преследовал заключенную по имени Мадалена, принуждал ее к занятиям сексом, угрожая, что она пострадает и никогда не освободится, за что был приговорен к тюремному заключению. В 1366 г. охранник той же тюрьмы Николо Бертолуччи вместе с другими вошел в женскую камеру и угрожал двум заключенным, что если они не вступят с ними в половые сношения, то их переведут в часть тюрьмы, которая называлась «печь» (lo forno) и была, судя по всему, страшным местом. Одна женщина ответила отказом и была впоследствии изнасилована, другая, видимо, согласилась и затем была переведена в камеру с лучшими условиями содержания [4, с. 65]. В 1369 г. управляющий флорентийской тюрьмой Le Stinche был оштрафован на 5 лир за то, что позволил проститутке зайти в камеру к заключенным [5, с. 158]. Таким образом, мы видим, что в итальянских тюрьмах, с одной стороны, персонал, пользуясь служебным положением, применял психологическое и физическое насилие в отношении заключенных женского пола с целью удовлетворения своих сексуальных потребностей и желаний, с другой стороны, разрешал обеспеченным заключенным мужского пола вступать в половые сношения с проститутками, приводимыми в тюрьму извне. Причем, существовала и прямо противоположная практика, когда женщины заключенные встречались в тюрьмах с мужчинами, приходившими к ним. Например, в XIII–XIV вв. в Венеции были проведены ремонтные работы внутри дворца Дожей для размещения там заключенных женщин (преступниц и еретичек), до этого содержавшихся в окрестных монастырях. Практика монастырского заключения женщин в Венеции была приостановлена в 90-х гг. XIII в. в связи с тем, что многие из них были проститутками и приглашали в монастыри своих клиентов, чем вызывали возмущение монахинь. Чтобы сохранить репутацию женских монастырей в Болонье, страдавшую из-за того же, в начале 1328 г. папский легат приказал, чтобы фундамент башни в Palazzo del Capitano был переоборудован в специальную тюрьму для женщин-правонарушительниц [4, с. 12, 22–23; 6, с. 2]. Заключенные также могли вступать в гетеросексуальные половые отношения между собой. Так, в тюрьме Le Stinche в 1367 г. 9 мужчин заключенных были оштрафованы на 5 лир каждый за то, что приблизились к женским камерам, «чтобы поболтать», и в 1376 г. заключенный подвергся аналогичному штрафу за то же самое [4, с. 65]. Гомосексуальные отношения также могли иметь место. В частности, в 1486 г. во Флоренции вор и гомосексуалист Пэччиеротто был приговорен к тюремному заключению. Его водворили в Le Stinche, где его с радостью встретили содержавшиеся там воры, богохульники и гомосексуалисты, которые сделали его своим предводителем [4, с. 62–63]. В подобных комфортных для себя условиях гомосексуалист Пэччиеротто безусловно мог рассчитывать на секс по добровольному, обоюдному согласию.

Во Франции секс и насилие в тюрьмах тоже имели место. Например, одной из причин восстания жителей г. Алансона в 1118 г. было то, что будущий король Англии заключил в тюремную башню дочь рыцаря, предав ее в руки развратных охранников, насиловавших ее. Муж этой женщины, возмущенный происходящим, составил заговор [7, с. 117]. В 1301 г. чиновники, присланные королем Филиппом Красивым в Тулузу для расследования жалобы на злоупотребления инквизитора Фулька де С.-Жоржа, пришли к выводу о том, что последний держал в заключении женщин, чью добродетель больше никак не мог сломить. Король отстранил инквизитора от занимаемой должности [8]. В 1307 г. папе римскому был представлен список обид жителей французского города Альби на епископа Бернарда де Кастанэ – управляющего епископальной тюрьмой. В жалобе содержались сведения, что епископ насильно требовал оказания сексуальных услуг от заключенных женского пола. Для этого женщин систематически приводили во дворец епископа, причем многих из них после этого никто не видел, а впоследствии их расчлененные трупы находили в реках и окрестностях города. По итогам последовавшей проверки епископ был отстранен от занимаемой должности [9, с. 3, 5–7, 26]. В 1430–1431 гг. Жанна д’Арк, находясь в заключении в тюрьме и опасаясь сексуального насилия, жаловалась на то, что ей не предоставили охранника женского пола, а поручили эту миссию мужчинам [10, с. 36].

В Англии случаи сексуального насилия в тюрьмах также известны. В частности, в 1449 г. начальник Ньюгейтской тюрьмы Уильям Арнольд изнасиловал заключенную по имени Джоанна Халл [11, с. 40; 12, с. 111]. В 1406 г. в Ньюгейте была построена отдельная секция для содержания заключенных женского пола после многочисленных жалоб женщин на то, что они должны были проходить к уборной через переполненные мужские камеры. Поэтому не вызывает удивления тот факт, что заключенные в Ньюгейт женщины периодически беременели и рожали детей, которых впоследствии передавали в больницу Святого Варфаломея, что и вызвало в 1300 г. жалобы работников этой больницы на невозможность обеспечить всех детей, рожденных в Ньюгейте, и их матерей [12, с. 75].

В России также отмечены случаи сексуальных контактов заключенных. В частности, в соответствии с Грамотой Новгородского митрополита Корнилия Тихвинского монастыря митрополиту Макарию от 28 марта 1682 г. женщина-отравительница Дашка в период содержания в покаянной тюрьме вступила в половые сношения со стрельцом Петрушкой и по сговору с ним совершила побег из тюрьмы, в результате которого был убит стрелец Трошка Наумов. За это пойманная Дашка подверглась окопанию в землю на три дня с последующим заключением в Тихвинский монастырь в связи с раскаянием и обещанием постричься в монахини [13, с. 127]. В данном случае, скорее всего, женщина вступила в близкие отношения с охранником, вынашивая преступные намерения по подготовке и совершению побега, так как покаянная тюрьма, в которой она содержалась, предназначалась для временного содержания преступников, приговоренных к смертной казни.

Таким образом, в европейских и российских тюрьмах заключенные могли вступать в гетеро- и гомосексуальные отношения между собой, с персоналом, третьим лицами, приходившими в тюрьму (проститутки, клиенты и т. д.), причем половые акты совершались по согласию, а также, что встречалось гораздо чаще, с применением насилия, угроз и шантажа. Заключенные вступали в половые сношения, имея желание улучшить свои жилищно-бытовые условия содержания, освободиться из тюрьмы, обогатиться. За сексуальные контакты и заключенные, и персонал могли быть подвергнуты наказаниям в виде штрафа, тюремного заключения, отстранения от должности.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector