Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена

Закон о декриминализации побоев и ответственность за причинение вреда и боли

7 февраля 2017 г. Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон № 8-ФЗ от 07.02.17 «О внесении изменения в статью 116 УК РФ», который уже успели назвать «Законом о декриминализации побоев». Попробуем разобраться, что же произошло, какие нормы законодательства претерпели изменения, и каких результатов от этого можно ожидать в перспективе.

Суть изменений коснулась статьи 116 УК РФ «Побои». Изначально данная статья состояла из одной части и предполагала общую ответственность за побои для всех, независимо от мотива совершения преступления и независимо от того, в отношении кого преступление было совершено. Этот порядок изменился 11 декабря 2003 г., когда в статью 116 УК РФ были введены квалифицирующие признаки. Появились разновидности побоев по таким признакам, как, например, «из хулиганских побуждений» или «по политическим мотивам».

Что подразумевается под понятием «Побои»?

Статья 116 УК РФ раскрывает понятие «побои» как любые насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие причинения легкого вреда здоровью и других последствий, указанных в ст. 115 УК РФ. То есть побои – это действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие вреда здоровью, например, к побоям относятся ссадины, синяки, ушибы мягких тканей, включающие кровоподтек и гематому, и другие повреждения, не относящиеся к нанесению вреда здоровью любой степени тяжести.

Первые шаги декриминализации побоев и общественный резонанс

Первая декриминализация статьи 116 была проведена 15 июля 2016 года. Именно тогда понятие побоев было введено также и в Кодексе об административных правонарушениях. Появилась статья 6.1.1 КоАП РФ, согласно которой нанесение побоев, если насильственные действия не содержали признаков уголовно наказуемого деяния и не привели к последствиям, указанным в ст. 115 УК РФ, наказывается административным штрафом в размере от 5000 до 30 000 руб., административным арестом на срок от 10 до 15 суток, либо обязательными работами на срок от 60 до 120 часов.

Однако это действительно только для нарушения, совершенного впервые. Если лицо уже привлекалось к административной ответственности за побои и совершит то же нарушение повторно, это нарушение будет квалифицироваться уже как уголовное преступление по статье 116.1 УК РФ, которая была введена в действие Федеральным законом № 323-ФЗ от 03 июля 2016 г. Максимально возможное наказание по этой статье – арест на срок до трех месяцев.

Тогда же в статью 116 УК РФ было введено дополнение: в числе характеристик побоев появилась фраза «в отношении близких лиц», а также появилось примечание, содержащее определение «близких лиц». Это усовершенствование возникло перед принятием закона в окончательном чтении и фактически приравняло лиц, позволяющих себе избивать близких, к экстремистам и хулиганам.

То есть декриминализация 2016-го года в результате коснулась всех, за исключением близких людей, и такое положение вещей вызвало широкий негативный общественный резонанс. Сразу стали видны недостатки проведенной реформы, поскольку за одно и то же преступление в отношении ребенка близкие наказывались несоразмерно строже, чем посторонние лица.

Таким образом, создавалось впечатление, что побои внутри семьи с точки зрения закона создают большую опасность для общества, чем те же самые побои в отношении или со стороны чужих лиц.

Кроме того, вопросы вызывала несоразмерная ответственность, которая за побои была почему-то тяжелее, чем за умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ). Так, за побои по ст. 116 УК РФ полагался арест до 6 месяцев, а за умышленное причинение легкого вреда здоровью – до 4 мес.

Классификация вреда нанесенного вследствие побоев

Чтобы уяснить принцип назначения степени ответственности за те или иные виды насилия, необходимо разобраться в том, что относится к побоям. Квалифицирующие признаки насилия указаны в Постановлении Правительства РФ № 522 от 17.08.2007 г. «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека». Критерии определения вреда здоровью установлены в Приказе Минздравсоцразвития РФ № 194н от 24.04.2008 г. «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека».

Согласно этим документам, вред, причиненный здоровью человека, определяется как нарушение анатомической целости и физиологической функции органов и тканей человека. По степени тяжести вред, причиненный здоровью человека, делится на три степени:

  1. Легкий вред – кратковременное расстройство здоровья (не более 21 дня), а также незначительная (менее 10%) стойкая утрата общей трудоспособности, в том числе потеря одного зуба или нарушения функционирования пальцев стопы.
  2. Вред средней тяжести – длительное расстройство здоровья, то есть более 21 дня, а также значительная стойкая утрата общей трудоспособности от 10 до 30%, например потеря 11 и более зубов или перелом ребер.
  3. Тяжкий вред здоровью – это вред, который опасен для жизни (в том числе рана головы или шеи), потеря или утрата функции органа, потеря зрения, слуха, прерывание беременности, неизгладимое обезображивание лица, психическое расстройство, заболевание наркоманией (токсикоманией), стойкая утрата общей трудоспособности свыше 30%, в том числе переломы лодыжек или локтевого сустава. Также к тяжкому вреду для здоровья относится полная утрата профессиональной трудоспособности в соответствии с Постановлением Правительства РФ № 789 от 16.10.2000 г..

Побои с причинением боли без нанесения вреда и ответственность

При этом побои, согласно ст. 6.1.1 КоАП РФ и ст. 116 УК РФ, характеризуются причинением боли, но не связаны с причинением вреда здоровью, независимо от степени. Таким образом, с точки зрения закона нанесение побоев и причинение даже легкого вреда здоровью относятся к абсолютно разным по признаку тяжести видам насилия и ответственность за них квалифицируется различными статьями законодательства. Так, согласно абз. 2 ст. 116 УК РФ, побои наказываются или обязательными работами на срок до 360 часов, или исправительными работами на срок до одного года, или ограничением свободы на срок до 2 лет, или принудительными работами на срок до 2 лет, или арестом на срок до 6 месяцев, или лишением свободы на срок до 2 лет.

Таким образом, очевидно, что изменения в ст. 116 УК РФ не означают, что побои в отношении близких лиц перестают быть преступлением. Нет, это не так. Просто уровень ответственности за побои, если они не содержат признаков уголовно наказуемого деяния согласно ст. 116 УК РФ, теперь не зависит от степени близости. Так, побои как в отношении близких, так и в отношении посторонних, совершенные впервые, теперь квалифицируются как административное нарушение по ст. 6.1.1 КоАП РФ.

  • Однако если побои, квалифицированные по ст. 6.1.1 КоАП РФ будут совершены повторно, виновник будет привлечен уже по уголовной статье 116.1 УК.
  • Систематическое нанесение побоев будет квалифицировано согласно ст. 117 УК РФ «Истязание».
  • Если побои приведут к причинению легкого вреда здоровью, виновник будет наказан исходя из требований ст. 115 УК РФ «Умышленное причинение легкого вреда здоровью».

Как видим, побои вовсе не вышли из категории преступления. В категории административных правонарушений теперь только первый случай нанесения побоев. Законодательство исправило недостатки прошлых редакций ст. 116 УК РФ, благодаря чему теперь неравенства в наказании за одно и то же преступление в отношении близких людей и посторонних нет. Кроме того, в прежней редакции ст. 116 УК РФ предоставляла возможность для злоупотреблений и клеветы, когда для возбуждения уголовного дела было достаточно показаний пострадавшего или даже просто свидетеля. Сторонники инициативы по декриминализации статьи 116 обращают внимание на то, что мера ответственности должна пропорционально соотноситься с тяжестью нарушения. В противном случае при незначительном нарушении, например, когда мать-одиночка физически наказывает своего единственного сына за кражу или за побег из дома, все может закончиться тем, что мать лишат родительских прав, а ребенка отправят в интернат для сирот. Понятно, что в большинстве случаев такого исхода никто из участников конфликта не желает, но предыдущая версия статьи не оставляла другого выбора.

Даже если пострадавшие в результате семейного насилия вызывают полицию, они не могут согласиться с такими методами защиты, когда виновный в результате отправляется в тюрьму, при этом семья остается без единственного кормильца. С другой же стороны семейное насилие отличается тем, что жертве некуда бежать, чтобы уберечься, поэтому проблема насилия в семье существует и требует решения. Эволюция законодательных актов, которую мы наблюдаем в последние несколько лет, как раз свидетельствует о поисках оптимального пути для решения данного вопроса.

Проблема насилия зарубежном

Надо сказать, что проблема насилия в семье актуальна не только для России. В большинстве европейских стран этот вопрос стоит не менее остро, и решить его пытаются законодательными методами. Так, в Великобритании случаи домашнего насилия, зафиксированные за 2014-2015 гг., превысили цифру в 943 000 случаев. При этом количество обращений в полицию по таким случаям растет год от года. В 2007-2008 гг. случаев домашнего насилия было зафиксировано на 43% меньше. Последний закон, защищающий членов семьи, был принял в Англии в декабре 2015 г. Он запрещает следить за перепиской домашних в соцсетях, запугивать и оскорблять. Мера наказания – ограничение свободы на срок до 5 лет.

Читать еще:  Страхование титула при покупке квартиры - особенности и риски

В Германии с 2002 года действует Закон «О защите от насилия», который позволяет выселить виновного в побоях из дома на срок до 14 дней, а при повторении нарушений – до полугода, даже если виновный является собственником жилья. За 2015 год количество зарегистрированных случаев домашнего насилия в Германии составило 127 000 случаев, что на 5,5% больше, чем тремя годами ранее.

Во Франции виновного в домашнем насилии немедленно выселяют из дома, для этого достаточно обратиться в полицию, доказательств вины не понадобится. При этом предусмотрены тюремные сроки до 3 лет за сокрытие от полиции случаев насилия над детьми.

В России, по данным ВЦИОМ, 79% жителей осуждают насилие в семье, в то же время новую редакцию ст. 116 УК РФ поддерживают 59% россиян. В основном россияне полагают, что смягчение наказания за первый случай побоев поможет снизить их число в будущем.

Стоит ли ждать улучшений в семье от изменения ответственности

Эксперты так же выражают уверенность в том, что новая система двухэтапной ответственности позволит ввести профилактику побоев, а если первичная мера административной ответственности не привела к улучшению в семье и побои продолжаются, позволяет привлекать насильника к уголовной ответственности.

С другой стороны, противники новой редакции утверждают, что административное наказание насильника внутри семьи не будет иметь значения, поскольку штраф будет выплачиваться из общего семейного бюджета, а факт повторения случаев насилия жертве потребуется доказывать самостоятельно в связи с возвращением семейных побоев из частно-публичного обвинения в рамки частного обвинения. Поэтому большинство случаев просто умалчиваются жертвами, которые боятся обращаться в полицию, что говорит о недостаточной эффективности существующей системы.

Законодательство стремится улучшить ситуацию в области насилия в семье. Очевидно, что принимается в расчет мнение как сторонников, так и противников декриминализации побоев, однако всем угодить невозможно, да и цель стоит другая – улучшить ситуацию в области защиты материнства и детства в семье. Одними только законодательными мерами этой цели достигнуть будет сложно, но и без таких мер она точно будет невыполнима. На одной из последних пресс-конференций, посвященных этому вопросу, Владимир Путин сказал, что шлепки — это непозволительно. А воспитывать детей с помощью физической силы могут только по одной причине – они не могут дать сдачи.

Бьет, значит, платит штраф: что надо знать о декриминализации побоев в семье

27 января 2017 года Госдума РФ приняла законопроект о декриминализации побоев в отношении членов семьи и других близких лиц. То есть теперь насилие в семье, которое не влечет за собой серьезного вреда для здоровья, относится к категории административных правонарушений.

Обсуждения 116 статьи УК РФ ведутся в обществе с лета 2016 года. Почему этот законопроект прозвали «законом шлепков», какие были внесены изменения и что это может за собой повлечь, рассказывает «Летидор».

Что такое декриминализация

Другими словами это гуманизация закона, то есть перевод ряда статей о преступлениях небольшой тяжести из разряда уголовно наказуемых в административные. Это позволяет избавить впервые оступившихся от серьезных последствий и разгрузить суды. В этом году общество активно обсуждает 116 статью УК РФ «Побои».

С чего все началось

Летом 2016 года было предложено общие случаи побоев, скажем, мелкого хулиганства, отнести к административно наказуемым преступлениям, а побои, совершенные из религиозной ненависти и вражды, а также в отношении близких лиц оставить в Уголовном кодексе. Выходило, что если мать захочет физически наказать своего нерадивого ребенка за серьезный проступок, ей грозило до 2 лет лишения свободы, а если бы сосед избил того же ребенка, то он всего лишь заплатил бы штраф.

Это не могло не всколыхнуть общественность. И хоть рациональность физических наказаний детей сомнительна (и является темой для отдельного разговора), данные поправки грозили возникновением в России «ювенальной эпохи», когда из нормальных семей изымают детей и передают на попечение государства за шлепок по попе.

Так появился новый законопроект, предлагающий перевести побои в отношении близких лиц также в категорию административных правонарушений.

Что считать побоями

Насилие, которое не причиняет серьезного вреда здоровью, не считается тяжким и не может называться побоями. В приказе Минздрава уточняется, что ссадины, гематомы, поверхностные раны, кровоподтеки, ушиб мягких тканей — это не причинение вреда здоровью. Однако если ситуация повторяется или человек получил«кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности», то судить виновного будут уже по уголовной статье.

Что изменилось сейчас

В связи с принятым законом о декриминализации побоев в семье родители могут вздохнуть свободней, их больше не назовут преступниками, а вот женам нерадивых мужей придется несладко. Угроза уголовного наказания для таких случаев служила превентивной мерой, которой теперь общество будет лишено. И специалисты полагают, что это может повлечь за собой негативные последствия в и без того сложной ситуации с домашним насилием.

Административное наказание за побои теперь предусматривает штраф от 5 до 30 тысяч рублей, либо арест на срок от 10 до 15 суток, либо от 60 до 120 часов обязательных работ. Но если нарушение повторится в течение года, наступает уголовная ответственность.

Каковы опасения

В нашей стране, к сожалению, и превентивные меры работали плохо. Несмотря на то, что побои считались уголовным преступлением, по данным МВД, только за 2015 год пострадали 16 039 человек, из которых 9947 женщин и 6680 несовершеннолетних. Стоит отметить, что эта статистика не охватывает огромное число случаев домашнего насилия, когда пострадавшие не обращались за помощью.

И что теперь

И без того незащищенная женщина не пойдет в суд, потому что штраф за побои придется заплатить из семейного бюджета (от 5 до 30 тысяч рублей). А если разбушевавшегося супруга заберут на 10-15 суток, то вернется он в еще более агрессивном состоянии.

Однако сторонники декриминализации закона считают, что вряд ли ситуация с домашним насилием в стране как-то существенно изменится. Те, кто никогда не поднимал руку на жену и детей, вряд ли их ударит, а, в противоположность первым, семейные агрессоры продолжат ими оставаться.

Есть ли альтернатива

Несколько лет обсуждался отдельный федеральный закон о профилактике семейно-бытового насилия. Но депутаты отказались рассматривать документ. О чем он?

  • Во-первых, под действие закона попадало не только физическое насилие, но и психологическое (как запрет на пользование общим имуществом), экономическое (отбирание денег), сексуальное.
  • Во-вторых, за помощью могли обратиться не только супруги, но и лица, находящиеся в незарегистрированных отношениях.
  • В-третьих, о факте правонарушения могли сообщать как пострадавшие, так и свидетели. Отвечать за выполнение закона должны были полицейские, которые по заявлению выезжали бы к пострадавшему, отвозили его в безопасное место, а виновника забирали в ОВД для профилактических бесед. Если последние не помогают, то предлагали составлять судебное предписание, обеспечивающее безопасность пострадавшего. Невыполнение предписания грозило бы обязательными исправительными работами, административным арестом или штрафом.

Может ли быть принят подобный законопроект? Вряд ли. В обществе бытует мнение, что семейные проблемы должны решаться исключительно семейным кругом, без вмешательства государства.

Мнения экспертов о декриминализации побоев в семье

Саша Зверева, певица, дизайнер одежды, мама троих детей, проживает в США:

Я считаю, что это чудовищный закон. Я считаю, что это развязывает руки всем мужчинам России. И это очень-очень-очень плохо. Потому что, к сожалению, Россия не отличается высоконравственным воспитанием мужчин. У нас до сих пор на лицах мужчин печать отсидки со времен репрессий, они воспитывались в блатные 90-е, во времена рэкета, поэтому для многих из них поднять руку на женщину – ничего не стоит. Вот, например, в Америке, если ты пришла в полицию с синяком на запястье и сказала: «Это вот он!» (даже если это не он). Его сажают в тюрьму сразу же. Даже разбираться не будет никто. Поэтому здесь мужчины ходя тише воды, ниже травы – не дай Бог они наорут на кого-нибудь. Тут насилие над женщинами, а тем более над детьми касается жесточайше. Стоит только чуть-чуть донести на тебя и все – твоя жизнь уже испорчена. Поэтому здесь порядок. А в нашей стране такой закон – он только развяжет руки беспределу, я считаю. И так погибает женщин сколько, а будет еще больше.

Елена Мизулина, член Совета Федерации:

Принятый закон устраняет антисемейные нормы в законодательстве и исправляет вопиющую несправедливость, возникшую в связи с принятием в июле 2016 года закона о декриминализации ряда статей УК РФ. Я рада, что новая Дума прислушалась к опасениям родительской общественности и не допустила распространения в России «ювенальных норм». Если бы эта норма была сохранена, в России со всей очевидностью наступила бы «ювенальная эпоха», которая открыла бы дорогу необоснованному вторжению в семейные дела, когда ссадина, синяк у ребёнка являются хорошим основанием прийти в семью с проверкой и даже возбудить уголовное дело в отношении родителей. Хорошо, что с сегодняшнего дня российские родители могут спать спокойно.

(Источник: сайт Елены Мизулиной)

Константин Трапаидзе, адвокат Екатерины Архаровой, бывшей жены актера Марата Башарова:

В целом этот законопроект направлен на то, чтобы уменьшить количество обращений по поводу сомнительных случаев, которые могли бы квалифицироваться как побои. Часто этим пользовались некоторые недобросовестные женщины для того, чтобы держать супруга в ежовых рукавицах или чтобы решать какие-то свои проблемы(. )Считается, что довольно большое количество приговоров по таким делами были необоснованными, более 90% приговоров были условными. Такие случаи загружали работу судов, но, по сути, никакого профилактического влияния от них не было. Чтобы у людей не было заблуждения по поводу того, что законопроект развяжет руки домашним насильникам и садистам, хамам и хулиганам, стоит иметь в виду, что есть и другие статьи, по которым можно квалифицировать подобные случаи, например, причинение легкого вреда здоровью. Многие статьи остались в УК.

Читать еще:  Документы для страховой по осаго после дтп

Валерия, певица, мать троих детей, жертва насилия в семье: Мне кажется, что касается семейных отношений, здесь даже ужесточать нужно, а не декриминализировать. Может, нам воспользоваться опытом других стран в этой части. Женщины не заявляют, потому что боятся. Это не так просто сделать. Изловчилась она как-то, так это еще у нее и не считается — ждите второго. Я категорически против.

Роза Сябитова, телеведущая:

Я сама была жертвой насилия в прошлом, и в любом случае против отмены уголовной наказуемости. Систематическое домашнее насилие или нет — особо значения не имеет. Нужно уголовно наказывать, чтобы у преступника, который это делает, не было повода в дальнейшем поднимать руку. Потому как чаще всего одним разом это не ограничивается, и никакие административные штрафы не подействуют и вряд-ли испугают, а вот уголовное наказание испугать должно. Иными словами нужно оставить все как было. Другой вопрос, работает эта история или нет, но я за уголовное наказание.

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР:

Если в семье напряженные отношения, то не надо их регулировать через суды. Единственный путь — это разъехаться. Ну не можете вы жить, что же по судам-то бегать? Вот что будет мать говорить ребенку? Папа в тюрьме сидит, два года в колонии. Да он эту мать возненавидит, что она лишила его отца! Чтобы не было побоев, даже самых легких, надо по любви вступать в брак. Тогда будет тишина. Не получается, не вступайте в брак, не рождайте тех, кого будете бить и не сидите в тюрьмах за это. Поэтому надо убрать любое уголовное наказание, касающееся семьи и самый хороший способ — помочь им разъехаться.

Год спустя: чем обернулась декриминализация домашних побоев

В феврале исполнится год, как в России приняли закон о декриминализации побоев. «Семейных» агрессоров теперь за оставленные синяки и ссадины не отправляют в колонии, а штрафуют. Противники изменений предсказывали, что нововведения развяжут руки людям, которые потенциально могут совершить насилие. Пессимистичные прогнозы начали сбываться, чувство безнаказанности привело к усилению агрессии.

К чему привела гуманизация законодательства, — в материале портала Znak.com.

Автор журналист Игнат Викторович Бакин (Екатеринбург).

Фото: face to face / Instagram/Global Look Press.

ТРАГЕДИИ ОТ КАМЧАТКИ ДО МОСКВЫ

Спустя пять лет после свадьбы житель подмосковного Серпухова Дмитрий Грачев заподозрил, что его красивая брюнетка-жена Маргарита изменяет ему. Он несколько раз избил ее, а потом вывез в лес и, угрожая ножом, заставил жену признаться в измене. После этого она обратилась в полицию, но там решили, что могут помочь только профилактической беседой с мужчиной. Беседа эта прошла по телефону. Через некоторое время Грачев снова вывез свою 25-летнюю жену в лес, но в этот раз угрозами и избиениями не ограничился. Он сначала сломал ей пальцы на руках, а потом отрубил кисти топором. Сразу после этого Дмитрий отвез жену в больницу, где ей сделали срочную операцию. Одну кисть удалось спасти. История прогремела на всю страну.

Еще одна кровавая семейная драма разыгралась в Солнечногорске, где муж убил 28-летнюю Елену Вербу. По сведениям ряда СМИ, она получила 48 ножевых ранений. Убийцей оказался бывший сотрудник ФСКН Сергей Гусятников. Полиция знала, что жизнь девушки под угрозой. Она не раз снимала побои у медиков и сообщала об этом силовикам, но действенных мер предпринято также не было.

Не менее большой резонанс вызвало дело Галины Каторовой из Находки. Муж избивал ее на протяжении нескольких лет, пока она не схватила нож и не нанесла ему 11 ранений, одно из которых стало смертельным. Теперь Каторову судят за умышленное убийство. С другого ракурса на тему побоев заставила взглянуть история из Петропавловска-Камчатского. Там офицер Минобороны Андрей Зайцев избежал наказания за побои ребенку, который случайно попал снежком по его машине.

Политик объясняла, что иногда «за шлепок или подзатыльник» полиция отнимает у детей родителей, а это недопустимо. Мизулина поясняла, что после первой гуманизации статьи в 2016 году сложилась ситуация, когда побои от незнакомого человека наказывались мягко, по Административному кодексу, а те же действия от члена семьи — уже по УК.

Скептики же говорили, что наличие уголовной ответственности за побои было не идеальной, но все-таки действенной превентивной мерой для семейных дебоширов. В итоге законодатели встали на сторону Мизулиной, отменив наказание за совершенные впервые «семейные» побои.

ТРЕХКРАТНЫЙ РОСТ ЧИСЛА ЖАЛОБ

Замдиректора национального центра по предотвращению насилия «Анна» Андрей Синельников в разговоре с корреспондентом Znak.com напомнил, что адвокаты и правозащитники изначально предупреждали: людям, склонным к насилию, новое законодательство развяжет руки. Кажется, так и случилось. После декриминализации побоев существенно выросло число обращений от пострадавших. В основном помощи ищут жены домашних тиранов, не нашедшие поддержки в полиции и социальных службах. В 2014 году «Анна» принимала 8 тысяч таких звонков, в 2016 году — 20 тысяч, в 2017-м — около 26 тысяч, рассказали в центре. «Тенденцию роста мы связываем с прошлогодними изменениями в законодательстве, а также тем, что люди начали искать различные варианты получения помощи, причем не только психологической», — говорит Синельников.

Одной из примет нынешнего времени, продолжает представитель центра «Анна», стало увеличение числа убежищ для женщин. Такие места стали появляться во многих регионах России и представляют собой частные квартиры или стационары при государственных кризисных центрах. Туда жертвы домашнего насилия помещаются в целях безопасности. По сведениям центра «Анна», в 2002 году подобных приютов в России действовало 12, сейчас — уже 95.

Елена Верба не раз жаловалась полицейским на избивавшего ее мужа. В конце концов он зарезал ее, нанеся 48 ножевых ранений. Фото: кадр «Солнечногорского ТВ»

«Чувство безнаказанности привело к усилению агрессии, такое мы прогнозировали еще на стадии разговоров о декриминализации. Важно понимать, что насилие в семье — это систематическое явление, и каждый раз эпизоды побоев могут становиться жестче. Те случаи, о которых вы говорите (случаи Грачева и Вербы — Znak.com) — показательный пример», — говорит Синельников.

ПРАВОВОЙ И ДЕНЕЖНЫЙ БАРЬЕРЫ

В декабре 2017 года глава МВД Владимир Колокольцев сообщил, что к концу сентября 2017 года полицейскими было зарегистрировано свыше 164 тысяч случаев нанесения побоев, при этом в качестве преступлений (то есть в рамках УК) расследовалось лишь около 7 тысяч таких фактов. Проблемой, по словам министра, стало то, что хотя закон даже по КоАП дает возможность отправлять нарушителей под арест или привлекать к обязательным работам, суды явно предпочитают назначать штрафы.

«Более чем в 70% случаев по административным делам о побоях судами принимаются решения о назначении штрафа, что не в полной мере отвечает целям наказания. Зачастую данная мера не является серьезным сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку», — заявил глава МВД. Уже 15 января этого года стало известно, что МВД вместе с Минюстом планируют исключить наказание в виде штрафа за побои из соответствующей статьи КоАП — в этом случае останутся только административный арест или обязательные работы.

Допуская такой исход, силовики, заваленные бумажной работой, отговаривают пострадавших требовать возбуждения дела. Или вовсе отказываются выезжать на вызовы, не считая мелкую «административку» приоритетом. В итоге, когда насилие повторяется, пострадавшие уже не видят смысла обращаться в полицию, поясняет адвокат, соавтор проекта закона о профилактике семейно-бытового насилия Мари Давтян. По ее словам, даже если административное дело дойдет до суда, ждать его рассмотрения придется долго.

Галина Каторова жаловалась на побои со стороны мужа в полицию, но не получила помощи. В конце концов она не выдержала и убила супруга. Фото: Change.org

«Анализ обращений на наш телефон доверия показывает, что 80% жертв домашнего насилия не обращались за помощью к полиции. А 75% из тех, кто позвонил в нашу организацию, остались не удовлетворены результатом их обращения в полицию», — подытожил Синельников. Его поддерживает Ривина: «В случае с Грачевыми из Подмосковья участковый связался с ними только спустя 18 дней после обращения и просто провел беседу. Это говорит о том, что полицейские расценивают это не как проблему, а как семейную склоку, мол, не нужно выносить сор из избы».

С другой стороны, серьезные сложности возникают со статьей 116.1 УК РФ, говорящей о повторных побоях, поскольку она относится к категории частного обвинения. Это значит, что дела по ней возбуждаются мировым судьей, расследованием должен заниматься сам заявитель, то есть лично собирать доказательства, оформить документы по всем юридическим правилам, а потом доказывать обвинение в судебном процессе. Неподготовленному человеку это сделать сложно.

«Что на выходе? Хотели упростить процедуру привлечения к ответственности, а получили сложности процессуального порядка. Если человеку недостаточно штрафа для обидчика, как его привлечь к уголовной ответственности? Только ждать повторения побоев», — сетует Давтян.

ДО СУДА ДОХОДИТ ТОЛЬКО 3% СЛУЧАЕВ НАСИЛИЯ

Судейское сообщество пока анализирует сведения о приговорах по делам о побоях за 2017 год. Судебный департамент Верховного суда ранее представил предварительную статистику. Из нее следует, что наказывать за избиения в России стали чаще.

Читать еще:  Возврат осаго при продаже автомобиля

Так, с января 2015 по сентябрь 2016 года правоохранители зарегистрировали 97 тыс. преступлений в сфере семейно-бытовых отношений, из них чуть менее трети (30,2 тыс.) составляют именно побои, следует из ранней статистики МВД.

ПРОФИЛАКТИКА, НАКАЗАНИЕ, ПОМОЩЬ

Собеседники Znak.com указывают, что для выхода из сложившейся ситуации необходимо слияние трех составляющих: профилактики, наказания и помощи пострадавшим. В первую очередь предлагается перевести дела о домашних побоях в категорию частно-публичного обвинения. Это снимет с потерпевших непосильную для них обязанность самим расследовать преступление. При этом необходимо узаконить формулировку «насилие в отношении близких лиц».

Также юристы настаивают на принятии специального закона о профилактике семейно-бытового насилия — подобные документы действуют в странах Западной и Восточной Европы, а также СНГ. По статистике, при их наличии случаи побоев в семье сокращаются в среднем на 30%.

Соответствующий законопроект в России написан, но не может выйти за пределы профильного комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Документ, в частности, вводит охранный ордер, который не позволит обидчикам приближаться к своим жертвам. То есть не женщина, которую избили, должна будет идти в реабилитационный центр или уезжать к родственникам, а на время разбирательства из дома уходит ее супруг. Также предлагается поднять вопрос о программах по реабилитации жертв и преступников. Агрессоров, например, могут обязать посещать специальные курсы по работе с гневом. В противном случае их ждет дополнительное наказание.

«Закон о профилактике насилия нужен, так как сейчас побои не воспринимаются как что-то недопустимое. Необходимо изменить отношение к насилию как норме, что произошло после декриминализации. Важно также понимать, что проблема шире. Жертвами агрессоров становятся не только жены и дети, но и пожилые люди. У последних, например, родственники могут силой отбирать пенсии. А старикам трудно пожаловаться на них, потому что общество осудит их самих. И выходит, что члены семьи остаются наедине со своей проблемой. То есть нужен комплексный подход к решению проблемы, и чем быстрее — тем лучше», — резюмирует Ривина.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов»

Декриминализация семейных побоев: год спустя

Сегодня в Общественной палате РФ созван Круглый стол по теме » Декриминализация побоев: год спустя»:

Судя по названию, речь идет об удалении из УК РФ нормы об ответственности за так называемые семейные побои, о последствиях этого шага. Данное событие даёт повод представить коллегам и другим посетителям сайта Закон_ру мой комментарий, который год назад опубликовала газета «Щит и меч» (№ 10 за 16.02.2017). Полный текст указанного номера газеты можно прочесть здесь:

Или скачать с сайта Закон_ру (прикрепляю к настоящему сообщению) и читать автономно.

Листайте до 10-й страницы, знакомьтесь и высказывайтесь, если найдет нужным. Как вы оцениваете декриминализацию, какие её последствия наблюдаете?

P . S . Вслед за Общественной палатой тему подхватило федеральное телевидение. На 1 канале в передаче «Время покажет» те же универсальные специалисты, которые вчера-позавчера обсуждали Сирию с Украиной, так же горячо и уверенно высказались сегодня о проблеме семейного насилия. При этом ни одного криминолога, человека с практическим опытом правоохранительной деятельности в соответствующей сфере в студии я не заметил.

P . P . S . По видимому, имеет смысл разместить здесь текст комментария, на который я сослался. При чтении, пожалуйста, учтите, что это авторская версия, которая может отличаться от того, что опубликовано в газете «Щит и меч» за 16.02.2017 (так что если найдете расхождение — дайте знать). В общем, ещё раз приглашаю прочесть.

Итак, мы имеем дело с тем, что побои, впервые нанесённые близким лицам, под которыми понимаются не только родственники, но и опекуны, попечители, сожители, а также те, кто находится в свойстве (круг последних не определен ни в Уголовном, ни в Семейном кодексах) – декриминализированы.

После июльского ужесточения наказания за побои, нанесённые близким лицам, складывалась весьма странная ситуация, на что я не раз указывал в иных выступлениях. Выходило так, что если супруг избил жену (допустим, при подозрении её в измене) виновный мог получить до 2 лет лишения свободы и судимость в биографию. А если тот же человек изобьет по тому же поводу свою любовницу или совершенно постороннюю женщину (например, за отказ знакомиться), то ему грозило лишь административное наказание — до 15 суток административного ареста.

Или, например, если родитель, исчерпав другие меры воспитания, отшлепал своё чадо, которое не в первый раз баловалось спичками и ставило под угрозу свою жизнь, благополучие и жизнь иных членов семьи, то ему грозило до 2 лет лишения свободы и другие уголовно-правовые последствия. А вот если бы он отшлёпал соседского мальчика за неподобающее, на его взгляд, поведение – тогда «воспитателю» грозило бы лишь 15 суток административного ареста.

Возникла угроза «избирательного правосудия» и принятия несправедливых решений против сограждан. В одночасье человек из категории законопослушных и уважаемых граждан мог попасть в категорию уголовников.

Достаточно лишь задокументировать достоверный факт, когда отец или мать отшлепали своё непослушное чадо (возьмем видеозапись с камеры у подъезда или на детской площадке, объяснения соседей, работников детского сада, педагогов и т.д.) – а дальше над человеком занесен меч возможного уголовного преследования за умышленное (!) насильственное (!!) преступление против несовершеннолетнего (. ).

Всё это могло воплотиться (и начало воплощаться) в неприемлемую правоприменительную практику.

Однако и декриминализация так называемых семейных побоев проблему не решает.

Потому что умышленное и безосновательное избиение одного человека другим является общественно опасным деянием. Оно не только причиняет жертве физическую боль – оно оскорбляет потерпевшего и унижает его человеческое достоинство, причиняет серьезную моральную травму. Такая практика означает, что в обществе торжествует не сила права, а право силы. И я не делю побои на «семейные» и «чужие». По-своему опасны и те, и другие. Мне могут возразить: но ведь побои теперь не остаются абсолютно безнаказанными, за них предусмотрена административная ответственность? А при повторных побоях (в течение года) для правонарушителя, который уже привлекался к административной ответственности, может наступить ответственность уголовная? Если коротко, ответ на это возражение таков.

Во-первых , возможности административного расследования по сравнению с досудебным производством по уголовному делу резко ограничены. При административном расследовании следственные действия не проводятся, оперативно-розыскные мероприятия не осуществляются. Объявить виновного в розыск нельзя – ведь он всего лишь административный правонарушитель. Таким образом, если обидчик жертве неизвестен или его вина неочевидна – он с высокой степенью вероятности останется безнаказанным.

Во-вторых , если «боец» изобьет жертву спустя год, после того, как в отношении него было исполнено постановление об административном наказании (уплачен штраф, отбыт административный арест), уголовная ответственность за рецидив ему не грозит. Повторное деяние вновь будет считаться административным правонарушением.

В-третьих, даже если лицо, нанесшее побои, изначально известно и его вина неоспорима, то выяснить, подвергалось ли оно ранее административному наказанию в другом регионе, будет проблематичным. Ведь насколько мне известно, нет федеральной базы административных правонарушителей.

В-четвертых, если побои теперь не образуют состава преступления, то и перечень отягчающих обстоятельств из УК РФ к виновным не применим. Отныне избиение беременной женщины, малолетнего ребёнка или пожилого беспомощного человека отягчающим обстоятельством являться не будут.

В-пятых, до декриминализации побоев ответственность за них наступала не только для исполнителей, но и для организаторов, подстрекателей и пособников, непосредственного участия в совершении этого преступления не принимавших. Однако законодательство об административных нарушениях института соучастия не знает. По Кодексу об административных правонарушениях подстрекатели, пособники и организаторы ответственности не несут. То есть они остаются полностью безнаказанными.

В-шестых, если потерпевшему от побоев был причинён имущественный вред (порвана, испорчена одежда, разбиты очки, телефон), а также вред физический и моральный, компенсировать его будет гораздо сложнее, чем когда это деяние считалось преступлением. Потерпевший был вправе в рамках уголовного дела предъявить правонарушителю гражданских иск. Возможности лица, потерпевшего от побоев, получить возмещение причиненного ему вреда в рамках административного процесса минимальны.

И, наконец, в-седьмых. От преступного нападения человек вправе оборонятся, причиняя вред нападающему (ст. 37 УК РФ). Однако в законодательстве об административных правонарушениях такого института как «необходимая оборона» нет. Если потерпевший заведомо знает, что обидчик или группа обидчиков хотят нанести ему лишь побои и бьет в ответ или на упреждение – он тоже должен быть привлечен к административной ответственности за побои. А в повторном случае в течение года – и к уголовной ответственности. Если же защитные действия приведут к причинению вреда здоровью нападающего, хотя бы легкого, – потерпевшему грозит уголовная ответственность уже в первом случае самозащиты (ст. 115 УК РФ).

Беда не в том, что законодатель декриминализировал «семейные» побои. Беда в том, что любые побои, за которые виновный привлекается к ответственности впервые, декриминализированы. Побои жены, и побои матери жены. Побои чужой незнакомой женщины. Побои беспомощного инвалида. Побои почтальона или работника МЧС. Побои врача скорой помощи, который едет либо прибыл на вызов о помощи. И т.д. Что делать? Не поступать с Уголовным кодексом, как ребенок с игрушкой. Любое изменение уголовного законодательства предварительно требует глубокого криминологического анализа, а инициативы, затрагивающие каждого – широкого общественного обсуждения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector