Злоупотребление правами участников процесса

Злоупотребление правами участников процесса

Виктор Стефанович Анохин
Председатель арбитражного суда Воронежской области,
д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ

Процессуальными правами обладают только лица, участвующие в деле. Статус такого лица возникает после принятия искового заявления и возбуждения производства по делу (ст. 127 АПК РФ), и лишь с этого момента можно злоупотреблять процессуальными правами. Следовательно, подача заявления (искового) или жалобы, которыми возбуждается дело в суде, а равно включение в них каких-либо положений не могут признаваться злоупотреблением правом.

В правоприменительной практике квалификация действий по воспрепятствованию разрешения дел как злоупотребление процессуальными правами не всегда корректна и бесспорна. В большинстве случаев участвующие в деле лица совершают действия, создающие затруднение в развитии и завершении судебного процесса. Однако эти действия основаны на конкретных процессуально-правовых и материально-правовых интересах; они нередко представляются способом обеспечения судебной защиты лица, участвующего в деле.

Подобными подходами пользуются некоторые субъекты предпринимательской деятельности, создавая параллельные судебные процессы в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах, когда защита права одного лица путем удовлетворения его иска лишает такого же материального права других претендентов.

Для анализа сущности и признаков злоупотребления процессуальными правами необходимо определиться с принятием и особенностями прав, порядком их осуществления. По определению А. А. Мельникова «субъективное гражданское процессуальное право — это установленная и обеспеченная нормами гражданского процессуального законодательства. возможность участника процесса действовать определенным образом или требовать определенных действий от суда и через суд от других участников процесса в своих собственных, общественных или государственных интересах или в интересах других лиц» (Курс советского гражданского процессуального права. Т. 1. М.: Наука, 1981. С. 228-229).

Процессуальные кодексы закрепляют достаточно широкий круг прав лиц, участвующих в деле (ч. 1 ст. 41 АПК РФ, ч. 1 ст. 35 ГПК РФ).

Особенность гражданских процессуальных прав в отличие от субъективных гражданских прав в том, что их значительная часть носит характер правомочий на одностороннее волеизъявление. Под правомочием на одностороннее волеизъявление понимается обеспеченная законом возможность совершать процессуальные действия.

Для выявления истинного смысла выражения «злоупотребление правом» Е. В. Васьковский предлагал взять исходной точкой сущность и задачи гражданского процесса. Считая, что целью процесса является правильное и скорое разрешение дел, которое в состязательном процессе обеспечивается привлечением к участию в процессе тяжущихся, Е. В. Васьковский делает вывод, что процессуальные права даны законом лицам, участвующим в деле, «для содействия их правильному разрешению, и что каждый раз, когда тяжущийся совершает какое-либо процессуальное действие не с этой целью, а для достижения каких-либо посторонних целей (для введения судей в заблуждение, для проволочки дела, для причинения затруднения противнику), он выходит за пределы действительного содержания своего права, т. е., иначе говоря, злоупотребляет им».

Согласно ч. 1 ст. 167 АПК РФ и ч. 1 ст. 194 ГПК РФ при разрешении спора по существу суд принимает решение. Оно должно быть законным и обоснованным (это требование не лиц, участвующих в деле, а государства). Поскольку функцию отправления правосудия государство берет на себя, интерес в надлежащем выполнении данной функции есть у государства. Злоупотребление правом в судебном процессе — это его использование во зло государству в лице суда.

Поскольку понятие «злоупотребление правом» может быть использовано лишь тогда, когда управомоченный субъект обладает определенным субъективным правом, при совершении неправомерного процессуального действия злоупотребления правом нет. Данный вывод можно проиллюстрировать примером: сторона по спору, ответчик, в своих возражениях против требований истца о признании за ним прав собственности ни в первой, ни в апелляционной инстанциях не ссылалась на наличие договора купли-продажи и акт приема-передачи продаваемого имущества, а представила их лишь в кассационную инстанцию арбитражного суда.

Можно ли подобные действия лица, участвующего в арбитражном процессе, рассматривать в качестве злоупотребления правом? Думается, нет. Ответчик не представил доказательства, которые у него были, в состязательном процессе и не защитил собственные права и интересы, однако представлять доказательства — это не право, а обязанность участвующего в деле лица, предусмотренная АПК РФ. Поэтому в такой ситуации нет злоупотребления правом, а присутствует отказ от защиты собственных прав. Ведь злоупотребление — действие лица во зло кому-то, в судебном процессе — государству в лице суда, но не себе. Такие действия влекут неблагоприятные последствия для нарушителя процессуальных прав и обязанностей.

В судебной практике злоупотребление процессуальными правами чаще всего проявляется в уклонении от обязанности, неиспользовании управомоченным лицом своего процессуального права в части доказывания.

В юридической литературе высказана мысль, что юридической обязанности для стороны доказывать обстоятельства материально-правового характера, на которые она ссылается, не существует, что ответчик в процессе имеет право избрать пассивную позицию и просто отрицать иск, что у него отсутствует обязанность доказывать какие-либо обстоятельства (Баулин О. В. Бремя доказывания при разбирательстве гражданских дел. — М., 2004. С. 99). Этот подход противоречит ст. 65 АПК РФ.

Данная законодательная норма свидетельствует о том, что отрицать наличие обязанности доказывания невозможно и нет оснований. Даже если ответчик изберет «страусиную» позицию своей защиты и на все доводы истца будет отвечать молчанием, он только навредит себе: в дальнейшем не сможет приводить доводы и возражения на стадиях пересмотра судебных актов. Да и будут ли у него основания для обжалования судебных актов?

Между тем следует иметь в виду, что неприменение права по инициативе лица, участвующего в гражданском обороте или в судебном процессе, не может быть признано злоупотреблением правом и к нему не могут быть применены неблагоприятные последствия, кроме тех, которые предусмотрены в законе. Тем не менее в некоторых случаях суды ссылаются на злоупотребление правом, когда в этом нет необходимости.

ОАО «Воронежоблгаз» обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о восстановлении пропущенного срока для предъявления к исполнению исполнительного листа (дело № А14-5276-2004/6/12-и). Суды первой и второй инстанций удовлетворили заявленное требование.

Материалы дела свидетельствуют о том, что взыскатель неоднократно предъявлял и отзывал исполнительный лист по просьбе должника в связи с достижением между ними соглашения о добровольном погашении долга: должнику была предоставлена рассрочка погашения задолженности, а исполнительный лист был отозван.

В связи с неисполнением достигнутого соглашения и непогашением долга взыскатель вынужден снова обращаться к судебному приставу-исполнителю для принудительного исполнения решения суда, но срок для предъявления исполнительного листа к исполнению истек.

Суд первой инстанции признал уважительными причины пропуска срока для предъявления к исполнению исполнительного листа и восстановил его. Апелляционная и кассационная инстанции судебный акт суда первой инстанции оставили в силе, но суд кассационной инстанции в своем постановлении указал: «При таких обстоятельствах ссылка заявителя жалобы (должника) на пропуск срока для предъявления исполнительного листа к исполнению после прекращения им добровольных выплат является злоупотреблением своим процессуальным правом».

Ссылка должника на пропуск процессуального срока взыскателем правомерна, однако законом прямо предусмотрена возможность его восстановления и возможность обжалования соответствующего судебного акта. Почему же такие действия являются злоупотреблением правом должника? Своими действиями взыскатель создавал возможность для добровольного исполнения обязанности по решению суда, содействовал предотвращению негативных для должника последствий принудительного исполнения судебного акта (обращение взыскания на имущество, взыскание исполнительского сбора).

Правомерно возникает вопрос: кто из двух сторон злоупотребил своими правами? Приведенная ситуация — яркий пример того, как субъект предпринимательской деятельности должен заботиться об обеспечении безопасности собственного бизнеса, чтобы не пострадать от собственной неосмотрительности, а может быть, и правовой безграмотности.

Читать еще:  Раздел имущества после развода супругов - важные моменты

Зачастую сложно определить, где кончается право и начинается злоупотребление (это относится скорее не к области права, а к сфере нравственного, философского понимания, зависит от интереса субъекта, обращавшегося за защитой). Неслучайно злоупотребление противопоставляется доброй совести, добрым нравам, является нарушением гражданских прав в рамках принадлежащих прав, т.е. выходом за пределы права под воздействием субъективных интересов.

Отсутствие теоретического и законодательного определения понятия «злоупотребление правом», его четких критериев столкновения субъективных прав разных лиц приводит, как представляется, к тому, что разрешение этих сложных конфликтов, интересов производится судами на основании одного только судейского усмотрения.

На опасность подобной практики обращал внимание еще дореволюционный русский цивилист В. П. Домонжо: «. по вопросу о границах отдельных прав может существовать множество диаметрально противоположных взглядов, и в поисках этих границ суды, не имея перед собою никаких общих начал, легко могут быть вовлечены в целый ряд роковых для честных лиц и не безопасных для самой устойчивости гражданских ошибок».

Данная мысль поддержана М. М. Агарковым. «Сторонники теории злоупотребления правом должны сформулировать критерий, который укажет суду, в каком направлении он должен пользоваться предоставленным ему правомочием. Как и во всех случаях судейского усмотрения, лицо узнает о границах своего права не заранее из закона, a post factum из судебного решения» (Агарков М. М. Проблема злоупотребления правом в современном гражданском праве// избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. II. 2002. С. 371-372). Не согласиться с этим невозможно, ибо неопределенность в нормативном регулировании, теоретическом обосновании и в правоприменении ведет к нарушению безопасного ведения предпринимательской деятельности, недоверию праву, закону и суду.

Злоупотребление процессуальным правом в суде

В соответствии со ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом определяется как осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Квалифицирующие признаки злоупотребления правом в законе отдельно не выделены. Однако, исходя из анализа судебной практики, в литературе выделяются общие признаки злоупотребления:

  1. Наличие у злоупотребившего лица соответствующего субъективного права;
  2. Данное право должно быть у лица как до совершения действий, выступающих в качестве злоупотребления, так и в процессе их осуществления;
  3. Недобросовестность осуществления субъективного права. Данное понятие носит оценочный характер и не имеет законодательного закрепления;
  4. Лицо выходит за пределы осуществления субъективного права. Данными пределами являются границы дозволенного поведения субъекта, выходя за которые лицо нарушает законные интересы другого субъекта права;
  5. Цель поведения злоупотребившего лица не соответствует назначению права;
  6. Действия лица направлены на извлечение для себя определенных преимуществ в ущерб другим лицам и правосудию в целом;
  7. Наступление неблагоприятных последствий для других субъектов вследствие злоупотребления правом либо угроза их наступления;
  8. Наличие причинно-следственной связи между поведением лица и наступившими неблагоприятными последствиями.

Данные признаки свидетельствуют о злоупотреблении лицом своим правом, но для подобной оценки не обязательно наличие всех выше указанных признаков в совокупности.

В научной литературе предлагается большое количество классификаций форм злоупотребления по различным основаниям. Однако, на основе анализа ч. 1 ст. 10 ГК РФ можно выделить такие формы злоупотребления правом:

  1. действия управомоченного субъекта исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Данная форма характеризуется наличием противоправной цели поведения, виной злоупотребившего лица, намерением причинить вред, который является результатом действий субъекта;
  2. обход закона с противоправной целью, но определения данного понятия в законе не содержится;
  3. злоупотребление правом в конкурентных отношениях, которое выражается в использовании гражданских прав в целях ограничения конкуренции, злоупотреблении доминирующим положением на рынке и недобросовестная конкуренция. На данные отношения распространяет действие ФЗ от 26.07.2006г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»;
  4. иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Данный перечень не является исчерпывающим, т.к. не представляется возможным закрепить все действия, выступающие в качестве злоупотребления. Кроме этого, в судебной практике появляются новые примеры рассматриваемого явления.

В случае злоупотребления правом в законе для лица предусмотрены неблагоприятные последствия. Они закреплены в ст. 10 ГК РФ, а именно:

  1. отказ лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично;
  2. обязанность лица, злоупотребившего правом, возместить причиненный ущерб;
  3. иные меры, предусмотренные законом.

Рассмотрим каждое из последствий подробнее.

Отказ в защите права означает невозможность осуществления управомоченным лицом принадлежащего ему права в судебном порядке. Но данное ограничение не тождественно отказу в иске. При этом суд в мотивировочной части соответствующего решения должен указать основания квалификации действий истца как злоупотребление правом. Отказ в защите права может проявляться в:

  • лишении субъективного права в целом;
  • лишении правомочий на результат, достигнутый недозволенным осуществлением права;
  • отказе в конкретном способе защиты и др.

Стоит указать, что отказ в защите права направлен, прежде всего, против лица, злоупотребившего своими гражданскими правами.

Возмещение причиненных убытков и иные меры ответственности служат для обеспечения интересов потерпевшего от злоупотребления лица. В указанной норме проявляется основная компенсационная функция гражданского права. Отказ в защите права применим как в отношении ответчика, так и истца, что подтверждается судебной практикой.

Среди иных мер, предусмотренных законом, можно назвать:

  • признание сделки недействительной, например, по ст. 168 ГК РФ;
  • восстановление положения лица, существовавшего до нарушения права и др.

Отсутствие законодательно закрепленных критериев злоупотребления правом и потому широкая сфера усмотрения суда влечет проблемы по его доказыванию. Далее рассмотрим отдельные примеры из судебной практики по каждой форме злоупотребления правом.

Так, при выявлении действий, совершаемых исключительно с целью причинения вреда, необходимо акцентировать внимание на цель действий, наличия умысла в поведении лица. Например, требования истца об обязании ответчика расторгнуть договоры с арендаторами, ведущими коммерческую деятельность, аналогичную коммерческой деятельности истца, и не заключать указанные договоры в дальнейшем в течение срока действия договоров с истцом свидетельствуют о злоупотреблении правом (Постановление ФАС Московского округа от 10.02.2010 № КГ-А40/15571-09 по делу № А40-26049/09-85-196).

В случае обхода закона нужно обратить внимание на то, что действия нарушившего направлены на избегание совершения установленных законом действий (Постановление ФАС Поволжского округа от 19.12.2012 по делу N А55-10278/2011).

Что касается конкурентных отношений, то следует выявить, имеет ли лицо, злоупотребляющее правом, преобладающую долю на рынке. В таком случае навязывание крайне невыгодных условия для контрагентов, уменьшение своей ответственности, принуждение к заключению договора свидетельствуют о злоупотреблении правом (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 06.10.2011 по делу № А70-4196/2011).

Иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав может проявиться в заключении заведомо действительной сделки, и затем предъявление в суд требования о признании ее недействительной. При этом необходимо доказать несоответствие сделки требованиям закона или иным правовым актам, а также факт совершения сделки с целью намеренного причинения вреда истцу (Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 05.08.2011 по делу N А28-9997/2010).

Как свидетельствует практика, злоупотребление правом имеет место в различных отраслях российского права, в том числе конституционном, гражданском, арбитражном, трудовом и др. При этом в российском законодательстве содержаться отдельные нормы о злоупотреблении процессуальными правами, а именно в ст. 99 ГПК РФ, ст.ст. 41, 111 АПК РФ. В процессуальном праве наряду с материальным правом закрепляется норма о добросовестности поведения субъектов (ст. 41 АПК РФ).

Читать еще:  Госпошлина за выписку из егрп, и когда она потребуется

Понятие злоупотребления именно процессуальными правами законодательно не закреплено. В цивилистической науке и судебной практике злоупотребление определяется как действия лица, нарушающие права и интересы других лиц и направленные на затягивание и дезорганизацию судебного процесса. Подобные действия свидетельствуют о проявление неуважения к суду и о воспрепятствовании осуществлению правосудия. Однако отсутствие определения понятия злоупотребления процессуальными правами в законе привело к тому, что суд решает данный вопрос, руководствуясь собственным усмотрением. Подобная оценка субъективна и может привести к судебной ошибке.

В нормах процессуального права содержатся основания наступления ответственности и санкции за совершение действий, рассматриваемых в качестве злоупотребления. Арбитражный процесс разработан в этом вопросе более подробно. Ст. 99 ГПК РФ содержит лишь санкцию за фактическую потерю времени в отношении стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела. В свою очередь, ч. 1 ст. 111 АПК РФ содержит специальное основание наступления ответственности, а именно факт возникновения спора в суде вследствие нарушения претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, а ч. 2 ст. 111 АПК РФ – общее основание. Ответственность наступает для лица, злоупотребляющего своими процессуальными правами или не выполняющего своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

В судебной практике выделяются примеры злоупотребления процессуальными правами. Приведем некоторые их них:

1. Злоупотребления процессуальными правами, связанные с обращением в арбитражный суд:

  • явно неосновательное обращение по делам неискового производства;
  • нарушение претензионного порядка урегулирования спора;
  • обращение с исковыми требованиями с неоправданной задержкой в целях неосновательного приобретения выгод и преимуществ и др.

2. Злоупотребления, связанные с реализацией других процессуальных прав:

  • заявление неосновательных ходатайств, направленных на затягивание производства по делу (Решение Арбитражного суда Самарской области от 22 сентября 2005 г. по делу N А55-7817/05-38);
  • представление доказательств по делу не в срок (Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.06г № 65, п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.12г № 13) и др.

Злоупотребление процессуальными правами направлено на введение суда в заблуждение относительно действительных обстоятельств дела и на максимальное затягивание судебного разбирательства, с целью отсрочить вынесение не благоприятного для стороны решения.

Главная проблема, связанная с рассматриваемым явлением, заключается в сложности доказывания данного явления. Для целей доказывания судам следует обращать внимание на следующие моменты:

  1. О злоупотреблении свидетельствует то, что единственной целью заключения договора поручительства является недобросовестное изменение территориальной подсудности дела, что подтверждается отсутствием корпоративных, обязательственных, родственных и проч. отношений между должником и поручителем; также созданием затруднений для должника при обращении в суд;
  2. О затягивании процесса говорит то, что сторона ходатайствует о дополнительном исследовании новых доказательств, например, путем экспертизы, в то время как доказательства являются сфальсифицированными;
  3. Несоблюдение претензионного порядка, обязательного в силу закона либо договора;
  4. Неоднократная и не имеющая объективных оснований подача ходатайств об отводе суда либо лиц, входящих в состав суда.

Как показывает анализ судебной практики, арбитражные суды применяют нормы ст. 111 АПК РФ в отношении лиц, злоупотребивших своими процессуальными правами в случаях:

  • неоднократной неявки надлежаще извещенных сторон, что привело к затягиванию процесса (Постановление ФАС Поволжского округа от 15.06.2004г. по делу № А06-1427-14/2003);
  • затягивания дела ответчиком, заявившим ходатайство об отложении дела для составления мирового соглашения, который затем неоднократно не являлся в суд и отказывался от подписания соглашения (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 1.02.2010г. № 07АП-153/10 по делу № А45-16111/2009);
  • нарушения претензионного порядка урегулирования спора. Суды отмечают, что нарушения отсутствуют в случаях, если данный порядок не является обязательным, стороной не доказан факт его нарушения (Постановление ФАС Поволжского округа от 26.12.2011 по делу N А57-9228/2010, Постановление ФАС Уральского округа от 04.04.2012 N Ф09-1780/12 по делу N А76-11248/2011, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.12.2010 N Ф03-6797/2010 по делу N А51-21187/2009).

Подводя итог, можно сделать следующие выводы:

1. Злоупотребление правом – это осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

2. В качестве форм злоупотребления правом выделяются:

  • действия управомоченного субъекта исключительно с намерением причинить вред другому лицу;
  • обход закона с противоправной целью;
  • злоупотребление правом в конкурентных отношениях;
  • иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

3. Как показывает судебная практика, действия, которые можно квалифицировать как злоупотребление правом, разнообразны в зависимости от целей и мотивов субъекта.

4. Злоупотребление возможно как в сфере материального, так и процессуального права. Так, злоупотребление процессуальными правами – это действия лица, нарушающие права и интересы других лиц и направленные на затягивание и дезорганизацию судебного процесса.

5. Основания наступления ответственности за злоупотребление содержатся в ст. 99 ГПК РФ, ст. 111 АПК РФ.

6. В практике применения указанных норм права имеются проблемы, связанные с рассматриваемым явлением:

  • Отсутствие законодательно закрепленного определения понятия злоупотребления процессуальными правами;
  • Недостаточное толкование обстоятельств, которые свидетельствуют о злоупотреблении правами.

Это может привести к судебным ошибкам в квалификации действий участников процесса.

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВАМИ В РАМКАХ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА

В ст. 35 ГПК РФ закреплено общее положение, согласно которому лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, однако на практике возможны случаи злоупотребления сторонами предоставленными законом правами.

В гражданском и в арбитражном процессуальном законодательстве содержатся нормы, предусматривающие возможные неблагоприятные последствия для участвующих в деле лиц, злоупотребляющих процессуальными правами (ст. 99 ГПК РФ, п. 2 ст. 41, ст. 111 АПК РФ).

Понятие злоупотребления стороной процессуальными правами законодательно не закреплено. В науке и судебной практике злоупотребление определяется как действия лица, нарушающие права и интересы других лиц и направленные на затягивание судебного процесса (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2009 N 04АП-3444/2008 по делу N А19-12083/06-24 (Постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.04.2009 N А19-12083/06-24-Ф02-1561/09 данное Постановление оставлено без изменения, Определением ВАС РФ от 19.08.2009 N ВАС-10108/09 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора Постановления ФАС)).

В ст. 10 ГК РФ установлены пределы осуществления гражданских прав. Указанной нормой закреплен принцип недопустимости злоупотребления правом и определены общие границы осуществления гражданских прав и обязанностей. Значение этого принципа заключается в том, что каждый субъект гражданских прав волен свободно осуществлять права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.05.2016 по делу N А33-14842/2012 (Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23.11.2016 N Ф02-5022/2016 данное Постановление оставлено без изменения)).

Способы злоупотребления правами

Проблема злоупотребления процессуальными правами со стороны участников процесса имеет особую значимость в связи с тем, что лица, участвующие в деле, намеренно затягивают сроки судебного производства и принятие решения судом, тем самым нарушая законные права другой стороны, а также принципы диспозитивности и состязательности.

Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений разд. I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах», оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК РФ).

Читать еще:  Порядок объединения земельных участков в россии в 2019 году

В судебной практике встречаются различные способы затягивания судебного процесса и злоупотребления процессуальными правами:

— неоднократная подача заявлений и аналогичных ходатайств, уже ранее приобщенных к материалам дела и рассмотренных судом, либо заявление необоснованных ходатайств, направленных на затягивание производства по делу (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 31.03.2016 N 10АП-3651/2016 по делу N А41-1375/16). Согласно ст. 35 ГПК РФ и ст. 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, имеют право заявлять ходатайства. С одной стороны, в силу ч. 1 ст. 159 АПК РФ и ст. 166 ГПК РФ ходатайства, заявленные в судебном заседании, разрешаются судом после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле, а с другой — действие, о совершении которого лицо просит суд, может препятствовать быстрому и правильному разрешению спора;

— неоднократная неявка надлежаще извещенных сторон (Постановление ФАС Поволжского округа от 15.06.2004 по делу N А06-1427-14/2003);

— непредставление ответчиком доказательств без уважительной причины (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2015 N 07АП-7731/2015 по делу N А45-6739/2015);

— уклонение от исполнения обязанности по уплате государственной пошлины в установленном порядке, намеренное указание в просительной части задолженности, не соответствующей фактической (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.11.2015 N Ф05-15283/2015 по делу N А40-190687/14 (Определением Верховного Суда РФ от 29.01.2016 N 305-ЭС16-3 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления));

— ходатайство об объединении исковых требований в одно производство (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2015 по делу N А56-71097/2014);

— заявление ходатайства о проведении примирительных процедур либо выражение согласия с проведением таких процедур без цели примирения (п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 N 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе»). После подачи данного ходатайства при получении согласия другой стороны судебное разбирательство откладывается, а потом сторона уклоняется от участия в этих процедурах. В целях борьбы с такими злоупотреблениями Пленум ВАС РФ сформулировал следующую позицию: «В случае если в период отложения судебного разбирательства стороны не достигли примирения, стороны или сторона отказались от проведения примирительных процедур или истек срок их проведения, арбитражный суд по заявлению сторон, стороны или по своей инициативе применительно к ч. 10 ст. 158 АПК РФ вправе вынести определение об изменении даты судебного заседания на более раннюю с соблюдением правил об извещении лиц, участвующих в деле, и других участников арбитражного процесса».

Ответственность за злоупотребление правом

Злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные законом неблагоприятные последствия.

Поскольку злоупотребление правом в арбитражном процессе нарушает норму процессуального права, а также посягает на интересы правосудия и права других участников арбитражного процесса, его можно охарактеризовать как особый вид процессуального правонарушения. Например, согласно ст. 111 АПК РФ, суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.01.2004 N Ф04/386-1410/А70-2003 по делу А70-9076/28-2003). Из указанного Постановления следует, что суд неоднократно откладывал судебные заседания в связи с непредставлением ответчиком доказательств, которых у него требовал суд. Подобное поведение ответчика суд кассационной инстанции квалифицировал как злоупотребление процессуальными правами, приведшее к затягиванию процесса, в связи с чем часть судебных расходов была отнесена на ответчика.

Возможна и другая ситуация, когда суд вправе вынести решение об отказе в удовлетворении заявления о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, если неисполнение заявителем процессуальных обязанностей (например, нарушение установленного порядка в судебном заседании, повлекшее отложение разбирательства дела) либо злоупотребление им процессуальными правами (в частности, уклонение от получения судебных извещений) привело к нарушению разумного срока судебного разбирательства (п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.03.2016 N 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»).

Гражданско-процессуальное законодательство предусматривает, что лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные ч. 2 ст. 35 ГПК РФ. Однако следует заметить, что конкретные обязанности в этой норме не названы, поскольку они имеют как бы индивидуальный характер. Законодатель лишь обращает внимание на общую обязанность лиц, участвующих в деле, добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами (например, согласно ст. 118 ГПК РФ одной из процессуальных обязанностей, лежащих на лицах, участвующих в деле, является обязанность сообщить по принятому к производству суда делу о перемене своего адреса во время производства по данному делу. Это означает, что указанные лица путем направления в суд письменного сообщения, телефонограммы, телеграммы или в ходе личной явки должны уведомить суд о перемене места их жительства, которое, как правило, определяется местом регистрационного учета гражданина. Неисполнение лицом обязанности сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу или неправильное указание адреса, по которому его следует извещать, может привести к негативным последствиям, заключающимся, например, в вынесении решения без участия стороны по последнему известному суду месту жительства, т.к. судебная повестка в данном случае считается доставленной (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.05.2014 по делу N 33-16016, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.07.2013 по делу N 11-13567, Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 10.09.2015 по делу N 33-7697/2015), или в отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу жалобы (Кассационное определение Красноярского краевого суда от 29.02.2012 по делу N 33-1676)).

В случаях злоупотребления процессуальными правами законодательством закреплена такая санкция имущественного характера, как штраф (гл. 8 ГПК РФ, гл. 11 АПК РФ). Институт судебных штрафов служит обеспечению выполнения задач судопроизводства в арбитражных судах и судах общей юрисдикции и направлен на укрепление законности, предупреждение процессуальных правонарушений, а также на формирование уважительного отношения к закону и суду.

Конкретный размер судебного штрафа в АПК РФ предусмотрен только для штрафов, налагаемых в соответствии с ч. 4 ст. 225.4, ч. 10 ст. 225.6, ч. ч. 2 и 3 ст. 225.12 АПК РФ, а в остальных случаях определен максимальный размер штрафа, в пределах которого арбитражный суд по своему усмотрению устанавливает конкретный размер санкций за соответствующее нарушение.

В отличие от арбитражного процесса, ГПК РФ допускает сложение и уменьшение размера судебного штрафа. Соответствующее заявление нарушитель вправе подать в суд, который принял определение о наложении штрафа, в десятидневный срок с момента получения определения. Такое заявление также рассматривается в десятидневный срок. В соответствии со ст. 106 ГПК РФ на определение суда об отказе произвести сложение или уменьшение штрафа может быть подана частная жалоба.

Подготовлено на основе материала М.И. Поляк

Заместителя председателя президиума Коллегии адвокатов

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector