Уголовная ответственность за лайки и репосты в соцсетях

За репосты в соцсетях больше не посадят: президент смягчает УК

Что случилось?

3 октября на портале проектов законов размещен проект № 558345-7 о внесении изменений в статью 282 УК РФ, которая носит название «Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства». В поправках говорится о частичной декриминализации статьи, а именно — о том, что публичные действия, связанные с возбуждением ненависти или унижением достоинства, совершенные впервые, будут наказываться в рамках административного, а не уголовного кодекса. В связи с этим предлагается внести изменения и в ст. 20.3.1 КоАП РФ . Наказания для граждан предусмотрены такие:

  • штраф в размере от 10 000 до 20 000 рублей;
  • обязательные работы на срок до 100 часов;
  • административный арест на срок до 15 суток.

Штраф для юридических лиц — от 250 000 до 500 000 рублей.

Если же действия совершены повторно в течение года, после привлечения к административной ответственности, — гражданин ответит по статье Уголовного кодекса.

Когда поправки будут приняты, все уже отбывающие наказание по ч. 1 ст. 282 УК РФ, должны быть освобождены ( ст. 10 УК РФ ).

Почему пришлось вмешаться президенту

Число уголовных преследований россиян за посты в социальных сетях в последнее время достигло рекордного уровня. До такой степени, что даже социальная сеть «Вконтакте», которую чаще всего обвиняют в сотрудничестве с правоохранительными органами, решила обезопасить пользователей. А сеть Mail.ru, в группу которой входит эта социальная сеть, вообще призвала власти повлиять на ситуацию, амнистировать всех, подвергнутых уголовному преследованию за общение в интернете граждан, и декриминализировать такие деяния. Кроме того, представители соцсети анонсировали «самую важную реформу приватности за последние несколько лет». Об этом, в частности, рассказал на своей официальной странице главный исполнительный директор (CEO) социальной сети «ВКонтакте» Андрей Рогозов. Он отметил, что ситуация с возбуждением уголовных дел за публикации в интернете с течением времени только ухудшается. В сообщении Рогозова, в частности, сказано:

Пользователи ВКонтакте все чаще становятся фигурантами подобных дел. И нас это чрезвычайно беспокоит. Правоохранительные органы часто не принимают во внимание контекст, не отличают публикацию от репоста, а изображение с сомнительной шуткой приравнивают к действительно опасным уголовным преступлениям. ВКонтакте как крупнейшая коммуникационная платформа обязана выполнять российские законы и содействовать поиску настоящих преступников, но мы решительно выступаем против необоснованных преследований за публикации в интернете.

И причины для беспокойства у операторов социальных сетей действительно есть. Ведь количество, а главное — качество таких уголовных дел бьет все рекорды.

Пенсионерка — организатор экстремистского сообщества и домохозяйка-революционер

6 августа 2018 года начался суд по делу Марии Мотузной, обвиняемой в экстремизме ( статья 282 УК РФ ) и оскорблении чувств верующих ( статья 148 УК РФ ) из-за мемов во «ВКонтакте». Дело слушается в Индустриальном районном суде Барнаула, но получило всероссийскую огласку. Девушка опубликовала на своей странице в соцсети 9 картинок еще в 2015 году. На тот момент ей было всего 20 лет, сейчас обвиняемой 23 года. И в ее защиту выступили многие. Однако прокуратура просит для нее 5 лет лишения свободы. Но это громкое дело далеко не единственное. Есть уже осужденные за подобные действия.

Так, на днях Прокуратура Орловской области сообщила, правда без персоналий, что Московским окружным военным судом осужден на 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима гражданин, обвиняемый по ч. 2 статьи 205.2 УК РФ (публичное оправдание терроризма, совершенное с использованием сети «Интернет»). К уголовному делу и реальному сроку человека привело размещение на странице группы в социальной сети «ВКонтакте» текстовых комментариев, содержащих признаки оправдания исламистской террористической организации «ИГИЛ» (запрещенной на территории Российской Федерации), а также религиоведческие признаки оправдания терроризма. Примечательно, что это были репосты.

В некоторых случаях наказание настигает незадачливых пользователей соцсетей еще на стадии уголовного дела, до решения суда. Именно так прозошло с бывшим руководителем «Общины коренного русского народа» в Самаре Любовью Кузаевой, обвиняемой по уголовному делу, открытому по статье 282.1 УК РФ за создание экстремисткого сообщества. Мало того, что ее задержали на 48 часов и подали в суд представление об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, так еще и заблокировали все банковские счета. Теперь пенсионерка находится в перечне Росфинмониторинга как пособница терроризма. А все дело в том, что с ее ноутбука был опубликован ВКонтакте видеоролик экстремистского содержания. Сама Кузаева пояснила следствию, что компьютер находился в офисе без пароля и к нему был доступ у неограниченного круга лиц. Первое уголовное дело за разжигание межнациональной розни (ч. 1 статья 282 УК РФ ) и реабилитации нацизма (ч. 1 статьи 354.1 УК РФ ) было отменено Следственным комитетом. Но теперь тот же СКР возбудил новое дело. Позже СК отменил постановления о возбуждении этих уголовных дел, но теперь возбудил новые.

Кроме того, есть уголовные дела за публикацию музейных фотографий, кадров с Парада Победы с нацистскими знаменами, лайки музыкальных композиций. Некоторые обвинения вызывают ощущение полного абсурда.

Как избежать уголовного преследования за публикации в интернете?

Причин для возбуждения уголовного дела за публикации в социальных сетях всего две:

  1. Конкретное заявление на гражданина.
  2. Результаты мониторинга, проводимого в интернете правоохранительными органами.

Во втором случае шанс избежать отвественности намного ниже, ведь у заявителя может быть субъективная оценка произошедшего, а вот следственные органы считаются экспертами по этой части. Правда, в обоих случаях устанавливается личность нарушителя и проводится лингвистическая и другие экспертизы потенциально незаконного контента. От результатов этих экспертиз и зависит судьба возможного преступника.

Поскольку правоохранительные структуры чаще всего мониторят соцсети в автоматическом режиме, используя специальные слова-триггеры, то главный вывод: таких слов и изображений нужно избегать. Примечательно, что в числе стоп-слов есть даже такое невинное, на взгляд бывших граждан СССР, как «революция». Во всяком случае, использование именно этого слова привело к уголовному преследованию Лидии Баиновой из Хакасии, обвиненной в в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности с использованием интернета по ч. 2 статьи 280 УК РФ за репост в соцсети «ВКонтакте». экспертизой установлено, что она:

Использовала слова и выражения: «в такие минуты хочется устроить», «революция», «переворот», «вернуть власть, землю нашему народу», «отвоевать».

Это и легло в основу обвиненения. Кстати, уголовное дело возбуждено 6 июля, а его фигурантка уже в перечне Росфинмониторинга как пособница террироризма.

Далее, нужно понимать, что псевдоним, или «ник», как это называется в интернете, не поможет избежать уголовной ответственности. Бесполезно заводить странички под другими ФИО (той же Марии Мотузной это не помогло). У ФСБ и СКР, которые занимаются расследованием подобных дел, есть все ресурсы для точного определения компьютера, с которого был размещен тот или иной пост. Более того, не поможет даже удаление поста, лайка или всего аккаунта. Ведь, как говорят, «все ходы записаны», если не в самом интернете, то у соцсети или оперативников. Правда, по мнению экспертов, лучше, если текста на момент возможного преследования все же не будет. А вообще они рекомендуют:

  • контролировать все действия, совершаемые в интернете, как собственные, так и чужие;
  • не ставить лайки или комментарии под материалами сомнительного содержания;
  • избегать тем религии и межнациональных отношений в дискуссиях;
  • изучить перечень запрещенных в РФ изображений и музыкальных произведений и избегать их;
  • проявлять меньшую активность в российских соцсетях, ведь в том же Фейсбуке выявить нарушителя сложнее;
  • при возникновении подозрений не признавать свою вину и незамедлительно начинать защиту с профессиональным адвокатом.
Читать еще:  Категория а в военном билете - что значит

Уголовка за репосты в соцсетях: статистика ужаснула

Чем дальше в лес, тем толще экстремисты

26.06.2018 в 18:35, просмотров: 37023

Помните, 8 июня была «Прямая линия» с Путиным? Кажется, это было в другой жизни — столько всего с тех пор свалилось на наши головы…

Так вот, теперь президент подписал перечень поручений по итогам той «Прямой линии», и одно из них предлагает Общероссийскому народному фронту совместно с Генпрокуратурой «провести анализ использования в правоприменительной практике» понятий «экстремистское сообщество» и «преступление экстремистской направленности», и доложить о результатах до 15 сентября.

А накануне в Госдуму был внесен законопроект о внесении изменений в недоброй славы статью 282 Уголовного кодекса — ту, что про «возбуждение ненависти либо вражды», львиная доля осужденных по которой наказана за неосторожные, резкие, глупые комментарии, картинки или репосты в соцсетях. Авторы (депутат от КПРФ, писатель Сергей Шаргунов и независимый одномандатник Андрей Журавлев) считают: карать эта статья должна лишь за «возбуждение», связанное с применением или угрозой применения насилия, и за «возбуждение», совершенное организованной группой или должностным лицом. Всё остальное следует считать административным правонарушением, и цена ему — в крайнем случае до 15 суток ареста.

Кстати, и поручение президента про «анализ» было дано после того, как г-н Шаргунов задал в ходе «Прямой линии» вопрос об особом «рвении» некоторых исполнителей в борьбе с «экстримом» в Интернете, и о ломающих судьбы молодых людей приговорах…

Даёт ли всё вышесказанное надежду на радикальные изменения правоприменительной практики по отношению к «мыслепреступлениям»?

Опыт последних лет оптимизма не вселяет.

Закон «О противодействии экстремизму», где содержится перечень того, что, собственно, в России экстремизмом считается, действует с 2002 года. В перечне 13 пунктов. Размытость формулировок трактовки «экстремизма» неоднократно подвергалась критике со стороны правозащитников и юристов. Но предложений провести ревизию, сузив базовое понятие, от власти за долгие годы не поступало ни разу.

Зато сама статья 282 Уголовного кодекса претерпела важные изменения, и все они были направлены на то, чтобы можно было привлекать и сажать по ней чаще и больше!

До 2014 года максимальное наказание по первой её части, которая карает за «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием СМИ» было «до двух лет лишения свободы». А по второй части (при наличии отягчающих обстоятельств) — «до пяти лет лишения свободы».

В 2014 году преступлением стало считаться и «возбуждение» в Интернете. А в 2016 году знаменитым «пакетом Яровой» наказания серьезно ужесточили: по первой части максимальным стало лишение свободы на срок от 2 до 5 лет, а по второй — от 3 до 6 лет. Преступления перешли в разряд преступлений средней тяжести (первая часть) и тяжких (вторая часть), правоохранители получили в руки более широкий инструментарий оперативно-следственных действий. Соблазн без особых усилий «нарубить палок» для «антиэкстремистской» отчетности, используя возможности, предоставленные УК, стал очень велик.

Статистика Судебного департамента Верховного суда РФ утверждает: с 2011 по 2017 годы число осужденных по 282-й неуклонно растет.

В 2011 году по ч.1 статьи 282 было осуждено 82 человека, по второй — 35.

В 2012 году — 118 и 12 человек.

В 2013-м — 174 и 11 человек.

В 2014 году — 258 и 9 человек.

В 2015 году — 369 и 9 человек.

В 2016 году — 389 и 6 человек.

В 2017 году — 460 и 1 человек соответственно.

«Примечательно, что в 2014, 2015 и 2016 гг. … оправдательные приговоры по указанным составам преступлений отсутствовали. Наблюдаемая тенденция вызывает тревогу, поскольку может говорить… об увеличении карательного уклона правоохранительной системы по отношению к гражданам, активно выражающим свою гражданскую, подчас патриотическую, позицию»,- говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Любопытно, что правительство в своем отзыве на эту инициативу в качестве главного аргумента против её принятия приводит как раз «статистические данные, свидетельствующие о тенденции роста таких преступлений». Но статистика фиксирует ощутимое увеличение числа осужденных в аккурат после каждого из ужесточений статьи!Ещё статистика фиксирует неуклонное сокращение числа приговоров по второй, более тяжелой части УК — там ведь требуются более серьезные доказательства…

Все вносившиеся ранее депутатами из ЛДПР и не только законопроекты о декриминализации статьи 282 УК отклонялись. Но г-н Шаргунов в разговоре с «МК» сказал, что, хотя «дамоклова дубина продолжает висеть над каждой мыслящей башкой», и «велика вероятность, что всё просто замылят и заболтают», сама готовность к диалогу со стороны президента должна быть оценена положительно. С «жестью и дичью» в Интернете, согласен писатель, надо бороться, но нынешний подход к проблеме порочен.

Нынешний подход напоминает применение на практике известной учившимся в советских школах сталинской теории обострения классовой борьбы по мере продвижения к социализму. Народ России из года в год всё теснее сплачивается вокруг президента, если верить выборам, социологам и политологам в телевизоре, общество стабильно, оппозиции реальной нет — но число экстремистов, судя по уголовной статистике и заявлениям правоохранительных органов, растёт как на дрожжах.

Заголовок в газете: Чем дальше в лес, тем толще экстремисты
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27715 от 27 июня 2018 Тэги: Выборы, Оппозиция, Суд, Школа, Власть, Буддизм Персоны: Владимир Путин Организации: Правительство РФ Места: Россия

Реальный срок за «лайк» или репост

Пост опубликован: Март 6, 2017

Реальный срок сегодня можно получить не только за выкладывание в интернет своего собственного мнения, которое попадает под статьи уголовного или административного кодекса, к примеру, за экстремизм, сепаратизм или разжигание межнациональной розни, но и за поддержку чужих высказываний, то есть – за репост или «лайк» на чужой странице в ВК или Facebook. Причем за решетку за такое баловство можно угодить лет на пять, а то и больше, по совокупности за обвинения по нескольким статям сразу.

Таких приговоров с каждым днем появляется все больше. Почти два с половиной года колонии получил по обвинению в сепаратизме тверской инженер Андрей Бубеев, скопировавший на свою страницу в ВК экстремистский пост против присоединения Крыма. Под следствием ждет своей участи «левая» активистка из Краснодара Дарья Полюдова, которая «раскрасила» свой аккаунт фотографиями явно антироссийского характера. Состав преступления – призыв к экстремизму. В феврале этого года петербургская студентка Оксана Борисова получила сутки ареста за репост на своей страничке в соцсети информации о народном сходе в Минеральных Водах. Согласно решению суда, опубликовав информацию о митинге, Борисова выступила его организатором, не уведомив об этом соответствующие органы. Эксперты, проводившие лингвистическую экспертизу сообщения, заявили, что в тексте присутствует множество глаголов в повелительном наклонении, которые могут побудить людей к экстремистским действиям.

Эти уголовные дела были возбуждены по сравнительно новой статье №280.1 УК РФ «Призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России», которая пополнила кодекс летом 2014 года. Нередко непродуманная активность в интернете попадает под 282-ю статью УК о разжигании межнациональной розни, и, как правило, эти обвинения не лишены оснований. Также могут применять и другие статьи, такие, как оправдание терроризма, расизма, нацизма, призывы к экстремистской деятельности, оскорбление чувств верующих и другие.

Под статью умелые «юристы» могут подвести публикацию нацистской символики, что расценивается, как пропаганда фашизма. Фактически, это может быть любое фото времен Второй мировой войны с присутствием там солдат рейха или нацистских преступников. Можно пойти на нары за оскорбительные высказывания об РПЦ (тут уже оскорбление чувств верующих), или карикатуры про негров и Ку-Клукс-Клан (обвинение в пропаганде расизма).

кадр из фильма «Американская история Х»

Причем иногда может хватить и одного лайка под «неправильной» картинкой, чтобы отправиться под суд и фактически подписать себе приговор. В 2012 году одного из активистов националистической партии «РОС», некоего Филиппова оштрафовали за лайк, поставленный под кадром из фильма «Американская история Х», на котором изображен герой Эдварда Нортона с татуировкой в виде свастики.

Читать еще:  Как оформить больничный лист задним числом и где это можно сделать

Сначала Филиппова собирались судить по уголовной статье, однако позже переквалифицировали обвинение на административную — о пропаганде нацистской символики. Примечательно, что фильм, из которого был вырван кадр, не запрещен и неоднократно показывался по ТВ.

Но можно загреметь за решетку и не по политическим мотивам. Молодая мама из Екатеринбурга Евгения Чудновец не смогла пройти мимо видео с издевательствами над ребенком, и разместила ролик на своей страничке в ВК. Не нескольких секундах видео запечатлен обнаженный мальчик в туалете детского лагеря, где над ним глумились вожатые. Евгению возмутила жестокость поведения старших, но именно её обвинили в распространении детской порнографии согласно статье 242.1 УК РФ «Распространение материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних, совершенное в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, совершенное с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей, включая «Интернет». Прокурор затребовал для женщины пять лет лишения свободы. При этом Евгения не была ни автором ролика, ни участницей показанных в нём событий.

И таких инцидентов уже сотни. По данным аналитиков российского информационного пространства, около 90 процентов всех приговоров, связанных с публичными заявлениями, были вынесены за высказывания в интернете. Почти половина дел были возбуждены за публикацию каких-нибудь видеороликов. Причем эти люди их не снимали, не выкладывали, а просто брали в Интернете. Самая популярная для поиска «диванных экстремистов» соцсеть — «ВКонтакте», на ее пользователей приходится порядка трети всех приговоров. Но как провести грань между действительно подрывной деятельностью и глупостью или эмоциями, когда человек «лайкает» или репостит чужие картинки или видео не особо задумываясь над ними и не ставя перед собой экстремистские цели. Правозащитник Александр Верховский считает, что в подобных делах необходимо не просто цепляться за факт той или иной публикации, а рассматривать пост, видео или картинку в контексте:

«Проблема не в том, откуда взята картинка. Репост — это цитата. Можно ли человека осудить за цитирование? Однозначно нельзя ответить на этот вопрос. Все зависит от того, в каком контексте эта выдержка была приведена. Можно привести цитату из Адольфа Гитлера и написать, что посмотрит, какие ужасы. А можно прокомментировать: поступайте, как говорил великий вождь. Это совершенно разные случаи, что должно приниматься судами во внимание».

В 2015 году в России 216 человек были осуждены за экстремистские высказывания в Интернете, и 43 из них получили реальные сроки, причем, по мнению правозащитников, 16 осужденных лишили свободы просто «за слова» без каких-либо других отягчающих обстоятельств. К сожалению, российское законодательство, в плане ответственности за действия в интернете, сегодня сформулировано недостаточно четко, и под уголовные статьи по нему может попасть практически любой. Всё зависит от индивидуальной трактовки того или иного инцидента. Ведущий юрист адвокатской конторы «Высшая инстанция №1» Артем Баранов уверен, что российское законодательство оказалось не готово к работе в данном правовом поле.

«С одной стороны увеличение случаев осуждения по таким статьям, то есть за репосты и лайки в отношении экстремистской или оскорбительной информации в интернете, это вполне объяснимое продвижение принципов социальной и ментальной ответственности в обществе. Люди должны больше придавать веса тем или иным высказываниям. Своим и чужим. И нести за это ответственность, как в любой публичной системе, будь то социальные сети или митинги. Но главная проблема – отличить мнение от утверждения. Ведь в Конституции есть статья 10-я, закрепляющая свободу слова и мысли, и есть статья128-я об ответственности за клевету и пропаганду. И грань это очень тонкая. Нельзя на вопрос смотреть через призму категоричности. К примеру, открывая чью-либо страницу в ВК и видя там некий контент, нельзя утверждать, что он полностью отражает позицию владельца аккаунта. Это лишь то, что он решил разместить у себя на странице. И еще надо доказать, что разместил это именно он, а не кем-то со стороны в результате взлома. Массу вопросов вызывает и степень наказания за преступления в Интернете. Должен это быть штраф в тысячу-две, или лишение свободы на несколько лет. Характер ответственности, должен учитывать такие составляющие, как умысел. Был он или нет и какого характера, а также конкретные последствия, которые сложились после этого деяния для другого лица или группы лиц. Было или нет в действительности оскорбление, к примеру, тех же чувств верующих и в какой мере, или какой была степень угрозы для общественной безопасности некого экстремистского высказывания. Необходимо четко определить в юридическом плане, что такое репост, лайк, закрытый или открытый контент и так далее. В связи со стремительным развитием компьютерных и информационных технологий давно нужно разработать отдельный свод законов, который будет регулировать преступления в этой сфере».

Против уголовной ответственности за подобные «сетевые преступления» выступает и заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин:

«Ни лайки, ни репосты не являются выражением чего бы там ни было. Что такое перепост? Ты указываешь некий адрес. Но по адресу в нашей жизни сегодня может стоять сарай, а завтра булочная. И ты, указывая адрес, можешь иметь в виду сарай. А через 15 минут там что-то изменилось».

В Интернете уже появились методички и руководства под говорящим названием «Как не сесть за репост».

Юристы в один голос предостерегают, что размещать и делиться информацией, даже отдаленно напоминающей призывы к смене режима, экстремизму, носящей пропагандистский характер относительно любых радикальных проявлений, оскорбляющей чувства верующих, а также детскую порнографию и тому подобное, категорически нельзя. Не стоит бездумно делать репост понравившейся новости или ставить лайк под фото или видео публикацией. Помните, ваш аккаунт в соцсетях, если он не закрыт исключительно для собственного пользования, это уже не личное пространство или частная жизнь, в которые запрещено внедряться без ведома владельца, а публичная трибуна, и отвечать за то, что вы с нее «говорите», читай — пропагандируете, придется по всей строгости закона.

Статья за перепост. За какие высказывания в соцсетях можно сесть

Опасность 1. Демотиваторы

Коллаж © L!FE

В сентябре 2015 года гражданский активист Дмитрий Семёнов из Чувашии был осуждён за перепост в соцсети «ВКонтакте» демотиватора с карикатурой на премьер-министра Дмитрия Медведева. Сам пользователь отрицал какие-либо обвинения, указав, что поставил «лайк» тексту интервью, а карикатура «подвязалась» автоматически.

Суд постановил, что Семёнов публично призывал к осуществлению экстремистской деятельности, и назначил штраф в размере 150 тыс. руб. Однако тут же амнистировал подсудимого, что не удовлетворило активиста: в апреле 2016-го он обратился в ЕСПЧ. Семёнов считает, что были нарушены его право на справедливое судебное разбирательство и свобода выражения мнения.

В чём опасность: согласно постановлению суда, на демотиваторе была надпись: «Смерть русской гадине», в которой усмотрели «призыв к физическому уничтожению русских».

Опасность 2. Фотографии времён II Мировой войны

Фото: © РИА Новости/Иван Шагин

Резонансное дело с привлечением к ответственности за снимок со свастикой произошло с Полиной Петрусевой, журналистом смоленского портала readovka.ru. В январе 2015 года девушка выложила на странице в соцсети «ВКонтакте» фотографию своего дома времён нацисткой оккупации. В частности, правоохранителей не устроило изображение флага Третьего рейха, которое было видно на документальном снимке. В конечном счёте Петрусеву оштрафовали на тысячу рублей за пропаганду и публичное демонстрирование нацистской символики.

В чём опасность: закон о запрете на пропаганду или публичное демонстрирование символики организаций, сотрудничавших с фашистами или отрицающих итоги Нюрнбергского трибунала, был принят в России осенью 2014 года. Однако впоследствии Роскомнадзор уточнил, что изображения свастики без целей пропаганды допустимы.

Опасность 3. Видеоролики

Фото: © YouTube, LLC

Последняя новость об обвинении в экстремизме, окончившемся уголовным сроком, стала известна совсем недавно. Жителя Дагестана Мухтара Рамазанова признали виновным по части 1 статьи 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» и части 1 статьи 205.2 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности». Подсудимый свою вину признал и получил два года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Читать еще:  Что означают чёрные номера на машине в россии

По версии следствия, Рамазанов разместил на своей странице во «ВКонтакте» в июне 2014 года видеоролик, направленный на возбуждение ненависти или вражды и уничижение достоинства человека в отношении религии и принадлежности к какой-либо социальной группе.

В чём опасность: в связи с последними событиями на Украине и напряжёнными отношениями между двумя бывшими соцреспубликами участившиеся бурные и зачастую резкие обсуждения могут подвергаться риску.

Опасность 4. Украина

Фото: © REUTERS/Valentyn Ogirenko

В Екатеринбурге местный суд признал мать-одиночку виновной в возбуждении межнациональной ненависти и вражды. Екатерину Вологженинову осудили по статье 282 УК за перепосты во «ВКонтакте» нескольких записей сообществ «Украинской народной самообороны» и «Правого сектора» (организация запрещена в России. — Прим. ред.). За перепосты женщина получила 20 часов обязательных работ. Кроме того, у Вологжениновой изъяли и уничтожили ноутбук, компьютерную мышь и зарядное устройство.

В чём опасность: некоторые перепощенные публикации принадлежали пабликам, которые относились к запрещённым в России организациям, таким как УНА-УНСО и «Правый сектор».

Опасность 5. Оскорбление чувств верующих

Фото: © L!FE/Динар Шакиров

Не повезло и 21-летнему жителю Бердска Новосибирской области. Максим Кормелицкий получил год и три месяца колонии-поселения за перепост и резкое высказывание в адрес православных. В январе 2016 года Кормелицкий посредством перепоста из сообщества «Двач» во «ВКонтакте» разместил на своей странице фото купающихся в проруби православных с комментарием, где, по его же словам, он оценил «умственное состояние людей, которые жертвуют своим здоровьем ради религии».

Запись увидел православный активист Юрий Задоя, который и пожаловался в Следственный комитет на обидный комментарий. Кормелицкого признали виновным по части 1 статьи 282 УК, устанавливающей ответственность за разжигание ненависти по религиозному признаку.

В чём опасность: религия всегда была острым вопросом, поэтому высказывания на эту тему лучше выражать в более нейтральном ключе.

Опасность 6. Нехватка интернет-грамотности

Фото: © L!FE/Евгений Юстюженков

В марте 2016 года от неосторожных перепостов пострадал и 62-летний пенсионер. Николая Егорова, работающего охранником на асфальтобетонном заводе в Чувашии, обвинили в экстремизме за репост во «ВКонтакте» материала Бориса Стомахина, пост которого был ранее признан экстремистским по содержанию.

Адвокат Егорова сообщил, что его подопечный «не размещал никаких публикаций у себя на странице, а доступ к его аккаунту в силу небольших его познаний специфики Интернета имеет неограниченное количество людей».

В чём опасность: внимательно относиться к безопасности своих аккаунтов в соцсетях и не позволять другим публиковать что-то от своего имени. Даже ради шутки.

Перепост не «статья»?

Фото: © Глеб Щелкунов/архив редакции

— В законодательстве до сих пор нет определения такого понятия, как перепост, рассказывает юрист общественного движения «Роскомсвобода» Саркис Дарбинян . Поэтому любой случай так называемого «расшара» материалов в соцсети может квалифицироваться как высказывание самого владельца аккаунта или одобрение скопированной записи.

По мнению главы адвокатской коллегии «Жорин и партнёры» Сергея Жорина, привлекать к уголовной ответственности граждан за их перепосты незаконно . «Но мы живём в реалиях, когда подобное уже происходит. Поэтому нужно понимать, что когда кто-то делает какой-то перепост, то он может подлежать ответственности. Пользователям надо быть аккуратнее с информацией, которую они размещают. Неважно, уникальная эта информация или перепост», — прокомментировал он Лайфу.

При этом в Минкомсвязи посчитали, что лайки или перепосты не являются выражением мнения.

«Мы большие противники идеи ввести ответственность за гиперссылки, потому что мы прекрасно знаем, что… Ты вообще не знаешь, что под гиперссылкой прячется. И сегодня там может быть одно, а завтра может быть другое. Кстати, то же самое и с перепостами. Ты делаешь перепост некой строчки, содержание которой может поменяться. (. ) Поэтому позиция нашего министерства очень простая: мы считаем, что это слишком широкое трактование закона, и мы являемся противниками идеи ввести ответственность за гиперссылки, — заявил «Эху Москвы» замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин.

Тонкая грань

Фото: © Глеб Щелкунов/архив редакции

Эксперты сходятся во мнении, что никто не застрахован от привлечения к ответственности за высказывания в соцсетях.

Наказание может настигнуть даже за «подзамочные» посты. «Кто-то из ваших друзей может сделать скрины и «настучать» в соответствующие органы, после чего будет возбуждено дело о распространении незаконной информации посредством Интернета, — объясняет Саркис Драбинян. — С точки зрения закона никакой разницы нет. Закрытость или открытость аккаунта на это никак не влияет. И подобные разбирательства уже были».

По его словам, за последнее время больше всего судебных разбирательств касалось именно призывов к экстремизму. Как считает Дарбинян, это связано с обеспокоенностью властей проявлением экстремизма в Сети. «Таким образом вводится самоцензура на уровне самих владельцев аккаунтов и владельцев групп, чтобы они сами отслеживали и удаляли какую-то информацию, которая может быть воспринята как незаконная», — отметил он.

О важности разделения между высказыванием своего мнения и противоправным контентом рассуждает и Жорин: «Суд должен разобраться, где мнение, а где утверждение. Мнение не может наказываться. Важно, чтобы суды, которые рассматривают такие дела, вели их осторожно и с точки зрения закона. Это очень тонкая грань: где мнение, а где экстремизм».

По словам эксперта, с экстремизмом, призывами к насилию, суициду и прочему необходимо бороться, но преследование, а тем более уголовное, за высказывания в Интернете на сегодняшний день должно быть исключительной мерой. «Куда ц елесообразнее использовать другие инструменты, например, блокировки, удаление противоправного контента самой онлайн-площадкой», — говорит он .

Как минимизировать риск

Существуют слова-маркеры, которые могут «подтолкнуть» соответствующие органы к более внимательному изучению вашей страницы. О них Лайфу рассказала Елена Кара-Мурза, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ и член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам:

—Для словесного экстремизма (в двух его разновидностях, условно говоря, в политическом и в этноэкстремизме) круг маркеров большой и разнообразный. Например, это так называемые этнофолизмы (т.е. заведомо негативные обозначения народов: «чурки«, «жиды«, «чёрные«) или другие «слова ненависти» («коммуняки«, «либерасты«, «фашизоиды«), а также слова, обозначающие людей, совершающих незаконные или неэтичные действия (убийца, бандит, проститутка, путана). Например, это слова политической, этнополитической и религиозной тематики («власть«, «революция«, «восстание«, «убийство«, «православие«, «ислам«. ).

По словам эксперта, текст или высказывание могут признать экстремистским, если в нём отчётливо выражена мысль о насильственных, агрессивных действиях против государственных и социальных институтов или против конкретных людей. В случае с оскорблением чувств верующих — последовательное противопоставление одной религии другой и требование «обращать» иноверующих и неверующих или уничтожать их.

«Или, например, это брань против людей по признакам их нации, языка, религии, сексуальной ориентации, обвинение их во всех грехах по этим же признакам, оправдание насилия над ними. Вот это настоящий словесный экстремизм, с которым нужно и можно бороться», — считает Елена Кара-Мурза.

Что касается использования оценочных слов, фиксирующих выражение мнения, например, «я считаю», «по моему мнению», эксперт отмечает, что это не может спасти от судебного разбирательства.

«Считается, что мнение нельзя проверить, что в нём отображается не мир вокруг нас, а картина этого мира в голове автора. Это относится к судебным делам о диффамации (распространении порочащих сведений и унижении чести, достоинства и деловой репутации — прим. ред.), даже эти обороты не спасают ответчиков, особенно при наличии у истцов административного ресурса», — объяснила она.

Для дел по словесному экстремизму конструкции мнения не играют роли, они «не освобождают от ответственности», отметила лингвист. То же касается и дел о защите прав верующих.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector